Как Красная армия добила немцев на Украине

Как Красная армия добила немцев на Украине

13.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Для освобождения от гитлеровцев Западной Украины и юго-востока Польши Красной армии потребовалось чуть больше месяца и всего один «сталинский удар» — Львовско-Сандомирская операция

Львовско-Сандомирская стратегическая наступательная операция, проходившая с 13 июля по 29 августа 1944 года, поражает прежде всего своей неотвратимостью, спокойной уверенностью победителей в своих силах. Нельзя сказать, что она принадлежит к числу самых удачных наступлений Красной армии в годы войны. Отчасти, кстати, потому, что была вполне ожидаема врагом, который хорошо подготовился к её отражению, часто контратаковал, держа к югу от Припяти 18 из 23 своих танковых дивизий на Восточном фронте. Советское командование не всегда действовало безупречно, особенно в районе Львова. Но не потому, что ещё не научилось хорошо воевать. Желание командующих советскими армиями первыми взять Львов, чтобы войти в историю, зачастую перевешивало соображения более высокой стратегии. И тем не менее это задержало всего на пару дней взятие не только главного города Западной Украины, но и Перемышля, Станислава (Ивано-Франковска), Сандомира, форсирование Вислы, создание на её западном берегу плацдармов, с которых в следующем году развернулось наступление на Силезию и Берлин.

Уже через несколько дней после начала Львовско-Сандомирской операции советские войска вышли на границу Польши, отодвинув в конечном счёте фронт на запад на 200 километров.

Не числом, а умением

Этот успех был достигнут не числом, а умением, поскольку по живой силе превосходство над немцами у советских войск было всего в 1,3 раза, по танкам и артиллерии — свыше двух раз, по авиации — более четырёх. Для наступающей стороны, вынужденной преодолевать заранее подготовленную, крепкую оборону противника, это небольшое преимущество. Однако на участках прорыва было сосредоточено свыше 90% советских танков и САУ (из 2200 единиц), и они превосходили немецкие танковые части по численности в 3–4 раза. В людях было достигнуто пятикратное превосходство, в орудиях и миномётах — в 6–7 раз. Плотность последних в ударных группировках достигала 236–255 единиц на один километр, сообщает в своих мемуарах «Записки командующего фронтом» маршал Конев.

Главный город Западной Украины Львов был взят Красной армией почти не повреждённым, так как опасавшиеся окружения немцы оставили его без серьёзных боёв.

Это и называется воинским искусством. И как же жалко выглядит поэтому лучший гитлеровский военачальник, генерал-фельдмаршал фон Манштейн, когда плачется в своих мемуарах «Утраченные победы», что немцам в этот период войны

Загрузка...

не хватало людей, чтобы оборонять большие пространства, в которых часто превосходящему нас во много раз по численности противнику удавалось найти брешь для нанесения ударов.

Как видим, дело было на самом деле не столько в «окончательном истощении» немецких войск и не в громадном численном превосходстве русских, как утверждает фон Манштейн, а в умении и желании воевать.

В 1941 году в тех же местах Красная армия, заметно превосходившая немцев по танкам, самолётам и другому вооружению, подверглась разгрому, в 1944 году она же по-суворовски громила там своих «учителей».

В результате 32 вражеские дивизии потеряли от 50 до 70 процентов личного состава, а восемь — в Бродском котле — были полностью уничтожены. От поддерживавших их 900 танков и штурмовых орудий, 6300 орудий и миномётов, 700 самолётов остались рожки да ножки. Как и от находившихся в резерве четырёх танковых и трёх пехотных дивизий вермахта. Сильная группа армий «Северная Украина» была разгромлена.

С потерей Западной Украины и выходом войск 1-го Украинского фронта на Вислу весь немецкий фронт на востоке оказался расколот на две части. Теперь связь между северной и южной немецкими группировками могла осуществляться только окружным путём — через Чехословакию и Венгрию, что затрудняло немцам манёвр сокращающимися резервами. Тем более что в Карпатах и Татрах немцев и венгров теснил 4-й Украинский фронт. Неотвратимость скорого разгрома Третьего рейха после Львовско-Сандомирской операции стала очевидной для всех.

Что её отличает от других?

У Львовско-Сандомирской операции был целый ряд особенностей. Во-первых, как и в ходе самой, пожалуй, успешной советской операции по освобождению Белоруссии — «Багратион», там было два главных удара: на львовском и рава-русском направлениях.

Во-вторых, эта операция проводилась практически одновременно с белорусской: они положительно влияли друг на друга, ибо враг оказался между двух огней.

В-третьих, в первые же дни операции были введены в бой две танковые армии, причём на узком участке прорыва, который немцы могли теоретически перерезать, превратив прорыв в котёл.

Командующий 1-м Украинским фронтом, маршал Иван Конев был одним из выдающихся советских полководцев.

В-четвёртых, советское наступление, особенно на львовском направлении (в отличие от операции «Багратион»), не было секретом для немцев. Напротив, его ожидали, к нему заблаговременно готовились. Немцами была создана глубоко эшелонированная оборона, у них имелось много танков.

В-пятых, для Львовско-Сандомирской операции было создано самое крупное фронтовое объединение из всех когда-либо имеющихся в предыдущих операциях. Она проводилась силами одного фронта — 1-го Украинского (командующий маршал Конев), из которого уже в ходе операции для боёв в Карпатах был выделен 4-й Украинский фронт (командующий генерал-полковник Петров).

В-шестых, советским войскам оказали некоторую помощь польские партизаны, в том числе из ориентировавшейся на Лондон «Армии Крайовой», потому что местные поляки видели в советских воинах освободителей от украинско-немецких карателей и мучителей.

В-седьмых, западные украинцы были в целом отрицательно настроены к Красной армии, в связи с чем у вермахта не было недостатка в разведданных. В боях с советскими войсками участвовала не только быстро разбитая сформированная немцами из местных жителей 14-я гренадёрская дивизия СС «Галичина», но и многочисленные, подготовленные и вооружённые немцами антисоветские партизаны, куда более опасные, поскольку нападали из-за угла. Борьба с ними затянулась на годы после окончания войны.

Поэтому неудивительно, что недобитые бандеровцы и их современные украинские последователи не будут отмечать день начала Львовско-Сандомирской операции, безвозвратные потери в которой 1-го Украинского фронта составили 65 тысяч человек. Наоборот, они наверняка сделают что-нибудь такое, чтобы уязвить победителей.

Тем более мы должны помнить об их подвиге и чтить его. Свои жизни эти герои отдали не зря.

Loading...