Как в Италии покарали карателя

Как в Италии покарали карателя

17.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Итальянский суд приговорил атошника Виталия Маркива к 24 годам тюрьмы за убийство журналиста этой страны. Италия сделала с украинским «героем» то, что должна была, но не сделала Россия

Италия внезапно оказалась на переднем краю с необандеровщиной. 12 июля 2019 года суд города Павии признал участника так называемой АТО (то есть карательной акции против жителей Донбасса) Виталия Маркива виновным в убийстве итальянского журналиста Андреа Роккелли, совершённом летом 2014 года на дороге близ Славянска, и приговорил его к 24 годам тюрьмы. Настоящий «майдан», устроенный в зале суда и вокруг него представителями украинской диаспоры, не только не помог обвиняемому, но и ухудшил его положение. Прокурор просил «всего» 17 лет, но после того, как люди в вышиванках начали скакать перед судьёй (иной раз буквально), итальянские служители Фемиды, закалённые десятилетиями борьбы с мафией, добавили сверх запрошенного «в награду» за неуважение к суду.

А вскоре пришла ещё одна новость – арестованы итальянские неонацисты, которые в тесном взаимодействии с украинскими готовили покушение на министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини. Вообще-то Сальвини левым не назовешь – напротив, он националист, борец с миграцией, с его приходом к власти количество мигрантов, проникающих в Италию на кораблях через Средиземное море, снизилось с сотен тысяч до единиц. Но с точки зрения ультрас и особенно бандеровцев, у Сальвини есть непростительный грех – он друг России и поклонник Путина, с портретом которого на футболке фотографировался на Красной площади; категорический противник санкций. Глава итальянской «Лиги» сегодня, пожалуй, самый последовательный пророссийский политик Европы, и многие сочли, что приговор необандеровцу является частью проводимой им пророссийской политики.

М. Сальвини.

На самом деле к расследованию против Маркива Сальвини отношения не имеет. «Ветерана АТО» арестовали ещё в 2017 году, когда нынешний министр был оппозиционером. Арестовали при пересечении границы Италии по той простой причине, что… был итальянским гражданином. Уроженец Тернопольской области Маркив переехал в Италию с семьёй в 2003 году, получил гражданство, а в 2013-м отправился «майданить» и в числе первых записался в «добровольцы АТО», то есть в каратели. Он служил в батальоне нацгвардии, позднее получившем имя генерала Кульчицкого (уничтоженного в вертолете 29 мая 2014 года ополченцами).

Батальон, в котором Маркив был замкомвзвода, стоял на горе Карачун, нависавшей над Славянском. Именно оттуда осуществлялась основная часть террористических обстрелов города, формальной причиной которых называлась необходимость блокировать передвижения «сепаратистов», а на деле гибли дети, старики и… журналисты.

24 мая 2014 года Маркив, который отвечал в батальоне за целеуказание, передал миномётчикам цель, которой оказалась шедшая по железнодорожному переезду возле блокпоста ополченцев машина. В ней ехали итальянский фотограф Андреа Роккелли, известный правозащитник-мемориалец Андрей Миронов (его почему-то упорно называют переводчиком, хотя на деле это был вполне самостоятельный журналист), французский журналист Вильям Рогульон и два неустановленных гражданина Украины.

Загрузка...

Миронов писал в «Новую газету» (издание в целом проукраинское) проникновенные репортажи о страданиях мирных людей в Славянске, которые вынуждены прятаться в подвалах от артобстрелов. «Мы хотим, чтобы в нас увидели людей! Людей, которые хотят мира. Мы – не звери. Не надо нас колючей проволокой обтягивать!» – передавал он их восклицания. Эти публикации сопровождались фотографиями Андреа Роккелли, в частности обошедшим весь мир снимком детей в погребе, где стоят банки с помидорами.

Фотография Андреа Роккелли «Дети Славянска».

Единственный выживший из той машины Рогульон (ставший главным свидетелем на процессе против Маркива) настаивает со всей категоричностью, что миномётный обстрел вёлся с украинской стороны, с Карачуна. Машину и всё вокруг неё гвоздили полчаса, практически не оставляя шанса выжить.

Убийство Роккелли всполошило итальянские журналистские ассоциации, «Международную амнистию», ОБСЕ. Как бы эти структуры ни относились к Украине, они очень не любят убийства журналистов. Власти Италии начали полномасштабное расследование гибели своего гражданина и очень скоро вышли на Маркива. Он был единственным из атошников, знавшим итальянский язык, так что закономерно, что Маркив являлся местной «звездой» у иностранных, особенно итальянских журналистов, часто давал интервью, его хорошо запомнили. И это его в известном смысле и сгубило – оказалось легко вспомнить, как он говорил и поступал, чтобы установить его причастность к ужасному преступлению…

Журналистка Илария Морани рассказала следователям, что в мае 2014 года после гибели её земляка Роккелли она слышала телефонный разговор с Виталием Маркивом. Бойцу позвонил её коллега-фотокорреспондент Марчелло Фаучи, который был тогда рядом с журналисткой, он знал Виталия ещё с событий киевского Майдана. От Морани и Фаучи солдат якобы и узнал о смерти Роккелли и предупредил итальянских друзей-журналистов не ехать к месту гибели их соотечественника из-за высокого уровня опасности. «Обычно мы не стреляем в направлении города или в гражданских, но, как только видим какое-то движение, заряжаем тяжёлую артиллерию. Так случилось с машиной двух журналистов и переводчика», – разглагольствовал атошник с итальянским паспортом, признавая свою личную причастность к преступлению.

Таким образом, по версии итальянского суда, Маркив не знал, что убивает именно Роккелли, – он и его сослуживцы убивали всё, что движется, а то, что двигался итальянский журналист, – ну, ему не повезло, нечего было ездить к «сепарам».

В. Маркив

Заняться именно Маркивом, наводчиком, итальянцам было тем легче, что он является итальянским гражданином. Наверняка итальянские власти могли бы установить и лиц, непосредственно стоявших за миномётом, и тех, кто давал им приказы по командной цепочке, но начали они с простого и понятного: итальянский гражданин причастен к смерти итальянского гражданина – и то, что дело происходило в далёком Донбассе, ничего не меняет.

В 2017 году, при пересечении границы Италии, Маркив был задержан. Первоначально «лыцарь европейского выбора» даже не осознал серьёзность своего положения и признал, что был миномётным наводчиком, отрицая лишь умысел на убийство итальянского фотокора. Потом – ушёл в глухую несознанку. Однако к тому моменту заговорил его телефон: селфи с Карачуна, с той самой позиции, откуда вёлся обстрел машины, фотография с нацистским флагом, кадр, как Маркив со товарищи заталкивает в багажник машины мужчину с мешком на голове. Портрет карателя-необандеровца, садиста и убийцы, получился исчерпывающий.

В июле 2018 года над Маркивом начался суд в Павии, откуда был родом Роккелли. Вменялось убийство только итальянца, потому что российское правосудие не ответило ни на один итальянский запрос, касающийся гибели Андрея Миронова. Видимо такая «ерунда», как смерть российского журналиста и правозащитника, наших правоохранителей не заинтересовала.

К чести украинской диаспоры Италии, она сделала всё для того, чтобы убийца был наказан как можно более сурово. В украинской прессе публиковались просто шикарные статьи с заголовками вроде такого: «Почему Маркив имел право убить Роккелли». На суд приходили стройные ряды людей в вышиванках, кричали «Слава Украине!», пели гимн, оскорбляли «ватное» итальянское правосудие, якобы прогнувшееся под Путина, кричали, что «Италия предала Украину».

«Кажется, здесь, в Павии, сконцентрировалась украинская национальная идея. Здесь выкристаллизовывается всё то, чем одни дышат, а другие презирают, количество вышиванок зашкаливает. Такое впечатление, что это не зал суда, а сувенирный магазин!» – заметил один из свидетелей процесса.

При этом юридически Украина в деле Маркива практически беспомощна, поскольку, во-первых, никакая «украинская национальная идея» не оправдывает международных военных преступлений, а во-вторых, формально речь шла о внутриитальянском деле, так как и обвиняемый, и потерпевший – граждане Италии. У Украины нет даже шансов добиться выдачи Маркива себе. Зато на АТО теперь стоит юридически безупречное клеймо военного преступления, а отвратительное поведение защитников Маркива произвело неизгладимое впечатление как в Италии, так и за её пределами. Даже сама украинская пресса, чуть посвободней вздохнувшая после президентских выборов, хоть и старается сохранить объективность, не может не признать, что на приговор в 24 года прыгуны в вышиванках именно что «наскакали».

Ну а теперь самый грустный и неприятный вопрос во всей этой истории, который изрядно убивает всякую радость от торжества правосудия. При чём тут Россия? А ни при чём! Российская Федерация не проявила никакого интереса к процессу над убийцей Роккелли, который вместе с тем был и убийцей Миронова. Наши органы не помогли итальянскому правосудию и не открыли своего собственного дела. Даже одного.

А таких дел – тысячи. В России вроде бы возбуждено множество уголовных дел о военных преступлениях и расправе над мирными жителями в Донбассе, но ни одно из них до суда не доведено, и мы даже не знаем, установлены ли преступники. Мы ничего не знаем до сих пор об убийцах Андрея Стенина. В скандальный фарс превратилось дело об убийстве журналистов ВГТРК Волошина и Корнелюка – Надежда Савченко на Украине и на свободе (после второй «порошенковской» отсидки), а те, кто был причастен к убийству наряду с ней, – даже не установлены. Иными словами, российское правосудие не сделало ничего, чтобы найти, допросить и осудить хотя бы некоторых из тех, кто был причастен к террору в ходе АТО.

Не было расследовано и убийство Андрея Миронова, хотя случай был предельно показательный и даже пропагандистски выигрышный – Миронов никогда не был другом российской власти, у него не было никаких «пророссийских» и «антиукраинских» взглядов. Он просто честно писал из Славянска в самую оппозиционную газету России то, что видел. А видел он страдания простых людей. И за эту свою правду он был убит украинскими карателями, к шоку и стыду его друзей и соратников, которые в большинстве своём поддерживали Украину. Ни у кого язык бы не повернулся сказать «убили не журналиста, а пропагандиста», как говорили иные люди без чести про убийство Волошина и Корнелюка или Стенина. Здесь был шанс изрядно переломить общественное мнение в «заукраинской» среде, которым никто даже не вздумал воспользоваться.

Карателей, заливших кровью Донбасс, безусловно и безоговорочно надо карать. Италия жёстко покарала того, кто оказался в пределах её досягаемости и юрисдикции. России же тут приходится не радоваться, а задаваться вопросом – почему это сделали итальянцы, а не мы?

Loading...