Пенсионная реформа: когда нечего копить на старость

Пенсионная реформа: когда нечего копить на старость

17.07.2019 Выкл. Автор Алексей

У большинства населения нет денег, чтобы делать отчисления на накопительную пенсию

24% россиян не планируют никаких вложений, кроме обязательных отчислений в ПФР, чтобы получать больше денег на пенсии. И даже о том, что есть альтернатива обязательным отчислениям, знают лишь 58% сограждан. Об этом свидетельствуют результаты опроса ВЦИОМ.

Как показало исследование, россияне предпочитают консервативные способы накоплений. Чтобы обеспечить дополнительный доход на пенсии, 23% граждан планируют оформить банковский вклад, 21% — решили копить самостоятельно в наличных рублях или валюте, 18% — инвестировать в недвижимость.

Только 10% рассматривают инвестиционное страхование жизни, еще 10% — вклады в негосударственные пенсионные фонды (НПФ), 8% — накопительное страхование

Что важно — граждане, которые готовы воспользоваться альтернативными инструментами пенсионных накоплений, считают: обязательные условия в пользу такого выбора — государственные гарантии для накоплений. И жесткий контроль за ними со стороны власти.

Все это говорит о тотальном недоверии россиян к любым новациям в пенсионной системе. И, надо признать, недоверие возникло не на пустом месте.

Напомним, в нулевые многие негосударственные фонды испарились вместе с деньгами граждан — их отчислениями в накопительную часть собственной будущей пенсии. Хотя изначально мысль была такая: НПФ аккумулируют денежные средства, отдадут их управляющим компаниям (УК). А уж те, умело оперируя на финансовом рынке, получат инвестиционные доходы.

Загрузка...

Потом эти доходы НПФ приплюсуют к перечисляемым из бюджета средствам. И в результате с 2024 года смогут платить пенсионерам дополнительные пенсии в размере 15−30% к тому, что пенсионер заработал по солидарной системе.

Но российские фонды, кажется, решили, что им сам черт — не брат: они будут брать за управление столько денег, сколько захотят. По экспертным оценкам, российские НПФ в три-пять раз превышали маржу, которые позволяли себе такие же негосударственные пенсионные фонды, допустим, в Германии. Можно сказать, в нулевые Куршевель был забит начальниками отделов НПФ.

Но нашим фондам и этих денег оказалось мало. Они пустились в спекуляции. На спаде стали продавать активы, на подъеме — покупать. Прибыль при этом оседала на счетах аффилированных компаний. А убытки — на счетах действующих агентов. Так продолжалось до кризиса 2009 года. После чего система рухнула.

Вполне естественно, «молчуны» — их было большинство в России — решили с НПФв жизни больше не связываться. Их деньги попали во Внешэкономбанк. Однако «молчуны» и тут тоже проиграли!

По версии доктора экономических наук Никиты Кричевского, пенсионный возраст за тем и повысили, чтобы решить «проблему-2022». К этому сроку должны были выходить на пенсию первые граждане, которые имели право на накопительную часть пенсии. И тогда бы выяснилось, что накопления «молчунов» тоже исчезли: часть из них пошла на погашение долгов Парижскому клубу кредиторов в 2003 году.

И вот теперь Банк России обсуждает с Минфином возможность отложить очередной этап пенсионной реформы — публичное обсуждение системы индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Ранее планировалось, что в 2020 году новая система уже заработает. По данным РБК, глава ЦБ Эльвира Набиуллина отказалась поддержать исключительно добровольный формат взносов россиян — на чем настаивал президент Владимир Путин. Набиуллина назвала добровольный ИПК «мертворожденным проектом». Потому что он не обеспечит массового притока взносов в накопительную пенсионную систему. И нынешний опрос ВЦИОМ это только подтверждает.

— В России тотальное недоверие еще и к государственным гарантиям, — отмечает депутат Госдумы третьего и четвертого созывов, полковник в отставке Виктор Алкснис. — Жизнь не раз доказывала, что наше государство своих обязательств перед гражданами обычно не выполняет. Достаточно вспомнить, например, как в ходе «павловской» реформы — по фамилии премьер-министра СССР Валентина Павлова — «сгорели» вклады в Сбербанке.

Тогда, в январе 1991 года, президент СССР Михаил Горбачев подписал указ об изъятии из обращения и обмене 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 года. Обмен купюр сопровождался существенными ограничениями. О подписании указа было сообщено по телевидению в девять часов вечера, когда практически все финансовые учреждения и магазины были закрыты.

Одновременно с этим была ограничена сумма наличных денег, доступных для снятия в Сберегательном банке СССР. А вклады в Сбербанке — заморожены.

Многие люди лишились тогда очень серьезных сумм. А те деньги, которые государство возвращает по «сгоревшим» вкладам — просто насмешка. Аналитики как-то подсчитали: чтобы нынешними темпами покрыть весь обозначенный объем внутреннего долга — а это 22 трлн. рублей — потребуется не менее 200 лет.

Или можно вспомнить обещание Владимира Путина не повышать пенсионный возраст. «Пока я — президент, такого решения принято не будет», утверждал глава государства в ходе прямой линии в 2005 году. Но прошло время — и Путин стал считать себя свободным от этого обязательства.

Это стало еще одним ударом, подрывающим доверие к государству. Не удивительно, что сегодня люди, размышляя о накоплениях на пенсию, не доверяют никому. Ни государству, ни банкам.

«СП»: — Почти у четверти населения РФ, утверждает ВЦИОМ, вообще нет планов копить на пенсию. Это национальный менталитет сказывается, надежда на «авось»?

— У людей просто нет денег, чтобы откладывать на пенсию. Думаю, только те, кто получает от 200 тысяч рублей в месяц — то есть, очень немногие! — могут позволить себе откладывать с зарплаты несколько десятков тысяч рублей на старость. Но подавляющее большинство сограждан этого позволить не могут.

В условиях низких зарплат и низких страховых отчислений возникает ситуация, когда работающие уже не могут содержать пенсионеров: механизм солидарных пенсий сломан. Виновато в этом, понятно, само государство. И веры в него у людей больше нет — это и подтверждает ВЦИОМ.

«СП»: — Вы считаете, из-за этого всеобщего недоверия систему ИПК — вопреки требованию Путина — сделают принудительной?

— Думаю — да. Деньги у граждан придется забирать, не спрашивая их желания. Иначе государство не сможет выполнять свои социальные обязательства.

Замечу: сегодня положение пенсионеров в России по сравнению с 1990-ми даже ухудшилось. Как заявила аудитор Счетной палаты РФ Светлана Орлова, при средней пенсии в 14 тысяч рублей после оплаты ЖКУ и лекарств, российский пенсионер может позволить себе потратить всего 200 рублей в сутки. И это без учета необходимости покупать одежду и обувь.

При таком подходе, рано или поздно, Кремль получит «ответку». И очень суровую.

«СП»: — Насколько эта ситуация осложняет для Кремля транзит власти Путина после 2024 года?

— Власть в России живет по принципу: куда они с подводной лодки денутся? Они — это мы, подавляющее большинство граждан РФ. Пока Кремлю удается держать ситуацию под контролем, и не допускать протестных акций. Плюс активно «зачищается» политическое поле. И предпринимаются «мягкие репрессии» в отношении оппозиции.

Но рано или поздно, я считаю, появится соломинка, которая сломает спину верблюду. И тогда все посыплется.

Однако власть, повторюсь, рассчитывает, что сумеет удержать ситуацию под контролем. Или сумеет в случае чего быстренько добраться до аэропорта «Шереметьево-2». Чтобы вылететь к своим особнякам и виллам в Лондон или в Монако.

Loading...