Пенсионная реформа: «Кому вы нужны с вашим опытом?»

Пенсионная реформа: «Кому вы нужны с вашим опытом?»

17.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Переобучение граждан предпенсионного возраста может оказаться эффективным, но работодателям оно невыгодно

Пенсионный возраст в России в результате изменений в законодательстве увеличен. Но даже при таких условиях граждане не торопятся на заслуженный отдых. По данным опроса, проведенного Федеральной службой по труду и занятости, более половины респондентов планируют работать и после достижения пенсионного возраста. Их можно понять: перспектива мизерной пенсии не позволяет согражданам даже мечтать о спокойной жизни.

«Примерно каждый третий опрошенный хотел бы продолжить работать по той же специальности, что и до пенсии, а четверть опрошенных предпочли бы перейти на менее сложную работу и неполный рабочий день», — сообщает Роструд.

Смена работы, как уверяли авторы пенсионной реформы, ими предусмотрена: гражданам предпенсионного возраста обещали обучение или повышение квалификации. Но вот гарантий трудоустройства никто не давал.

Впрочем, большинство жителей России (76%), судя по опросам ведомства, верят в эффективность переобучения людей старшего возраста. А около 80% готовы учебу со временем пройти. Однако порядке 18% убеждены, что в предпенсионном возрасте уже поздновато.

Самыми популярными направлениями для переобучения сназваны финансы (12%), рабочие специальности (11,7%) сфера продаж и услуг (9%), юриспруденция (8,6%), образование (8,2%), строительство (6,8%), медицина (6,6%) и транспорт (6,5%).

Правда, более 40% респондентов отмечают, что переобучению может помешать занятость на основной работе.

Загрузка...

Примечательно, что на 1 апреля 2019 года в России около 113 тыс. граждан предпенсионного возраста только официально числились безработными в службах занятости. А сколько еще неофициально? И ситуация с их переобучением не радует.

«На сегодняшний день заключены контракты на переобучение около 33 тыс. граждан предпенсионного возраста. Больше 22 тыс. человек уже находятся в процессе обучения, а часть из них закончила обучение», — цитирует ТАСС.

Если допустить, что в числе переобучаемых только предпенсионеры, оставшиеся без работы, то непонятна судьба еще 58 тысяч. Если же к этой цифре добавить тех, кто в этом возрасте еще продолжает работать, то количество переобучаемых и вовсе превращается в каплю в море.

Кстати, непонятно: а сколько же из переобучившихся трудоустроено? Ресурсы Роструда об этом умалчивают. Во всяком случае, найти эту информацию на сайтах ведомства не удалось. Хотя специально для граждан этой категории даже запустили отдельный портал «Работа в России — Опытные кадры».

При этом, по данным все того же Роструда, большинство граждан (77,6%) считает, что трудоустройство предпенсионеров зависит от готовности работодателя нанять сотрудника старшего возраста. «Примерно 12% считают, что человек трудоустроится, если есть желание работать, около 11% уверены, что ключевую роль играют профессиональные навыки и квалификация», — приводит ведомство данные одного из опросов.

Эксперты считают, что обучение граждан предпенсионного возраста способствует и их собственному развитию. И увеличивает шансы найти работу даже в конкуренции с молодыми людьми. Так, независимый экономический аналитик Ян Арт поддерживает идею переобучения граждан предпенсионного возраста. И считает, что это может быть очень эффективно.

— Я сам, как работодатель, наверное, в определенных ситуациях с удовольствием бы брал людей этой категории. Даже из эгоистических соображений: повышенной лояльности эти людей. А, кроме того, в отличие от молодых, ценность наличия постоянной работы для стариков неизмеримо выше. Поэтому, если предположить, что у людей старшего возраста есть такие же навыки, которые наличиствуют у 20−30-летних, то теоретически именно первые имеют названное мной конкурентное преимущество.

Другое дело, что у нас благие начинания могут вырождаться в тупое обучение. Но если дать пожилым людям компетенции молодых, то я их скорее возьму на работу. Потому что они больше ценят работу. И, честно скажем, менее прихотливы, чем часто бывают молодые.

«СП»: — А как в целом, по вашему мнению, смотрят работодатели на людей в преклонном возрасте, но готовых учиться, повышать квалификацию?

— Работодатели не готовы обучать их за свой счет. Потому что «срок эксплуатации» в этом случае слишком короток. И сейчас корпоративное обучение в основном на молодых заточено.

Но, если государство возьмет это на себя, то конкурентное преимущество у таких людей есть.

Ведущий научный сотрудник РАНХиГС Ольга Изряднова считает, что переобучение граждан пенсионного возраста может быть очень эффективным.

— Если женщина уйдет на пенсию в 60 лет, а начнет переобучаться в 40−45, получать смежную специальность, это очень эффективно. Потому что уже есть наработанный потенциал в той сфере, где занят. И можно осмысленно выбрать параллельную сферу, где хочешь работать дальше.

Допустим, продавец, который отработал 40 лет. Ему уже тяжело. Но он может пройти переобучение на бухгалтера, менеджера или кого-то еще. Таким образом, использование человеческого потенциала становится выше.

Если посмотреть на мировую практику — есть масса работ в сфере обслуживания, которые ориентированы исключительно на молодую когорту населения. Работая в этой сфере и осознавая такую реальность, люди старются заранее получить дополнительное образование. И переходят в другие профессии.

Я считаю, что это повышает даже моральное состояние каждого отдельного человека. От того, что он обучается, повышает свой уровень и поэтому может в дальнейшем найти себе применение в той сфере, которая интересна.

Кроме того, когда люди начинают учиться уже в зрелом возрасте — это большой экономический эффект. Чего греха таить, в 18 лет родители обычно говорят молодому человеку, куда ему следует пойти учиться. Человек учится. А потом выясняется, что это не то, что он в жизни хотел делать.

Люди в возрасте уже осмысленно получают специальность. Осмысленно формируют модель жизни, материальные планы. Это очень эффективно. И экономически, и социально, и морально.

«СП»: — Но ведь не секрет, что при трудоустройстве вопрос возраста — один из важнейших. Многие граждане, которым за 40, не могут найти работу. Люди в предпенсионном возрасте в еще более сложном положении. Откуда тогда уверенность, что переобучение поможет в трудоустройстве предпенсионеров?

— Безусловно, такая точка зрения есть. И она достаточно живуча. Но сейчас почти всюду в России происходит смещение от возрастных характеристик к квалификационным. Кроме, безусловно, тех видов работ, на которых человек пенсионного возраста уже в силу слабеющих физических возможностей не в состоянии работать.

Постепенно из нашего сознания должно изживаться то, что возраст — помеха деятельности. Не во всех ее видах это помеха. Наоборот, накопленный опыт способствует реализации задач и планов работодателя на более высоком уровне.

«СП»: — Есть у вас актуальные данные о числе безработных предпенсионеров в России?

— Пока достоверных данных нет. Это же новая статистика, которая будет появляться, чтобы мы могли ориентироваться. И понимать, куда движемся с этой пенсионной реформой? Как будет идти процесс на рынке труда?

Сейчас говорить статистических оценках очень сложно.

«СП»: — В каких сферах люди старшего возраста могли бы себя реализовать?

— Очень трудно сказать. Я занимаюсь наукой. А в науке, как правило, люди работают более продолжительное время, чем те, кто занят на сложных производствах.

Но если посмотреть на движение мировых рынков труда, то там люди предпенсионного возраста (хотя за рубежом даже понятия такого, наверное, нет. Потому что для ухода на пенсию там в большинстве случаев можно по желанию выбрать возрастной период, хотя и в определенных пределах) меняют специальность.

У нас раньше можно было обучаться до 35 лет в институтах. Сейчас эти рамки расширились. Можно получать образование онлайн, можно на курсах. Нужно себя совершенствовать. Человек должен развиваться, узнавать новое.

Это связано со всеми стратами населения. Цифровое пространство активно вовлекает все категории сограждан в совершенно новую жизнь. Программы активного долголетия вовлекают людей пред- и уже пенсионного возраста в деятельность, которая способствует развитию их самых разных способностей. Кто-то шьет, кто-то танцует. А кто-то занимается финансовой грамотностью и программированием.

Когда в рекламе показывают бабушку, которая говорит: «А я все сделала по компьютеру», наверное, это очень важно. Она переобучилась, перестала ходить пешком на пятый этаж в свое отделение Пенсионного фонда, а пользуется компьютером.

Это тоже переобучение, а не само собой. Нашу бабушку уже этому кто-то научил. Внук или государство — не важно. Она уже сама может помочь кому-то что-то сделать.

Вопрос переобучения и обучения людей предпенсионного и пенсионного возраста — эта социальная проблема, которую надо решать повсюду.

Loading...