У Путина-премьера после 2024 года будет больше власти, чем сейчас

У Путина-премьера после 2024 года будет больше власти, чем сейчас

17.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Кремль определился со сценарием транзита верховной власти

Версия Bloomberg, что Кремль готовит парламентскую реформу для сохранения Владимира Путина у власти после 2024 года на посту премьера, получила новое подтверждение. Спикер Госдумы Вячеслав Володин опубликовал в «Парламентской газете» свою статью «Живая Конституция развития», в которой заявил: Конституцию России необходимо менять — точечно, не пересматривая ее базовые положения. В частности, Володин вновь предложил ввести норму, которая бы разрешала Госдуме участвовать в формировании правительства.

Напомним, по данным Bloomberg, парламентская реформа, которую продумывают в Кремле, заключается в следующем:

— доля депутатов, избираемых по партийным спискам, будет снижена с 50 до 25%;

— остальные 75% будут избираться по одномандатным округам — так прокремлевские кандидаты смогут идти на выборы как номинально независимые, чтобы избежать клейма членства в «Единой России»;

— реформа будет проведена перед парламентскими выборами, запланированными на 2021 год, и даст Путину полный контроль над Госдумой за три года до окончания его срока;

— сохранение контроля над нижней палатой позволит Путину сохранить власть, став руководителем правящей партии и премьер-министром с расширенными полномочиями, которые он получит за счет сужения полномочий президента.

Загрузка...

Инициатива Володина вполне вписывается в этот план действий. Если исходить из того, что парламент после 2021 года будет полностью подконтролен Путину, и получит право участвовать в формировании кабмина, это подстрахует президента на период транзита власти в 2024-м. Тот период, когда, перестав быть главой государства, Путин станет наиболее уязвимым для внутриполитической атаки.

Ранее политологи считали, что Кремль рассматривает четыре возможных сценария транзита.

Первый сценарий — простое изменение конституционных сроков пребывания президента у власти. Лидер Белоруссии Александр Лукашенко решил такую проблему очень просто: убрал слово «дважды» из соответствующего положения республиканской конституции — и дело с концом.

Второй сценарий — выдвижение преемника по образцу Дмитрия Медведева в 2008—2012 годах. В его рамках, например, циркулируют вбросы о кандидатуре на роль преемника столичного мэра Сергея Собянина.

Конституционные манипуляции с переименованием высших органов власти — это сценарий номер три. О нем говорил политолог Валерий Соловей, предполагая усиление роли Госсовета. Госсовет — это такой коллективный президент.

Наконец, четвертый сценарий: переучреждение Российской Федерации. Один его вариант — это переформатирование Союзного государства России и Белоруссии. Другой — трансформация РФ из президентской республики в президентско-парламентскую.

Именно этот — последний в списке — вариант транзита стыкуется с заявлениями Вячеслава Володина. И если в марте Bloomberg писал, у Кремля пока нет согласованного сценария передачи власти после ухода Путина, то теперь, похоже, выбор сделан и сценарий согласован.

— Инициатива Володина связана и с транзитом власти, и с судьбой Владимира Путина после 2024 года, — считает депутат Госдумы третьего и четвертого созывов, полковник в отставке Виктор Алкснис. — Этим же объясняются судорожные телодвижения Государственной Думы. Напомню, до 2007 году нижняя палата формировалась на паритетной основе: 50% по мажоритарным одномандатным округам, 50% — по партспискам. В те годы партия «Единая Россия» обладала солидным преимуществом в голосах, и в 2007-м было принято решение изменить порядок формирования Думы — отменить выборы по одномандатным округам.

Но жизнь не стоит на месте. В связи с тем, что рейтинг «Единой России» начал падать, и замаячила перспектива утраты ею контроля над парламентом, в законодательство в 2016-м году были внесены изменения: снова появились выборы по одномандатным округам.

Сейчас долю одномандатных округов решено максимально увеличить. И здесь надо понимать: до 2007 года выборы в одномандатных округах могли принести победу независимым кандидатам — не было таких, как сегодня, проблем со сбором подписей. Но сейчас выборы — это соревнование независимых кандидатов с деньгами и административным ресурсом. Именно это мы наблюдаем сегодня на выборах в Мосгордуму.

«СП»: — Кандидаты от «Единой России», которые формально пойдут на выборы самовыдвиженцами, будут находиться в преимущественном положении?

— Сегодня судьбу мажоритарных округов решает количество денег, вложенных в избирательную кампанию. Если брать американские стандарты — по доллару на избирателя — на выборах в Госдуму по одномандатному округу надо вложить в кандидата, в среднем, 500 тысяч долларов.

Может ли кто-то из кандидатов, не пользующихся поддержкой власти — и, соответственно, крупных финансовых структур — вложить такие деньги в свою избирательную кампанию? Нет и еще раз нет!

Поэтому сегодня и меняются правила игры — на 75% по мажоритарным округам. Партия власти вполне может дать команду крупным финансовым структурам — все они находятся под контролем администрации президента — вложиться в избирательную кампанию, и обеспечить победу представителей власти.

При таком подходе представители оппозиции гарантированно «пролетают» на выборах в Госдуму. Думаю, не ошибусь, если предположу: в 2021 году Госдума снова будет на две трети состоять из представителей партии власти.

«СП»: — Какое место в этой комбинации занимает инициатива Володина?

— Сегодня участие Госдумы в формировании правительства ограничивается «машинным голосованием». Депутаты получают указание из администрации президента поддержать нужных кандидатов — и этим их участие ограничивается.

А теперь предполагается, что Госдума на 75% будет состоять из депутатов-одномандатников, которые победили при поддержке власти и крупного капитала. То есть, абсолютно послушных и подконтрольных депутатов. У такой Думы действительно появляются возможности более активного участия в политике Путина.

«СП»: — Путин на посту премьера, с полностью подконтрольной Думой, будет обладать той же полнотой власти, что сейчас? Или после 2024 года количество власти у него уменьшится?

— Думаю, у Путина будет даже больше полномочий — в целом по контролю за властью в России. У Думы будет контрольный пакет по управлению правительством, а Путин получит возможность контролировать Думу.

В итоге получится, что он не нарушил Конституцию, пойдя на новый президентский срок, и полностью сохранил способность влиять на ситуацию в верхах.

«СП»: — Как быстро Кремлю нужно внести поправки в Конституцию?

— На мой взгляд — минимум за год до выборов президента. Но логичнее сделать эту работу в текущем году, или в следующем.

«СП»: — Получается, идеи Володина будут уже скоро трансформироваться в законодательные инициативы?

— Володин не является самостоятельным игроком. В России нет реального разделения властей, и спикер Госдумы, по сути, является высокопоставленным чиновником, который выполняет волю президента.

Думаю, именно администрация президента порекомендовала Володину выступить в «Парламентской газете». Без санкции Кремля и лично Путина спикер Вячеслав Володин никаких бы инициатив не вносил.

— Если рейтинг главы государства рухнет, переписывание Конституции потеряет актуальность, — уверен секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Просто потому, что в этом случае будут решаться совсем другие задачи. Например, политическое переформатирование РФ с участием Советов и левопатриотических сил, которые будут настаивать на народовластии — при противодействии олигархов, которые будут проповедовать открытую диктатуру. Но пока до этого столкновения не дошло, Кремль действительно делает ставку на сохранение Путина у власти.

Пока я не жду активных всплесков протеста, несмотря на растущее недовольство. Как показывает практика, в таком состоянии ситуация в России может находиться долго. Но рано или поздно неадекватность власти и разрушение инфраструктуры приведет к тому, что возникнет casus belli — предлог для войны общества и правящей элиты.

Loading...