В Туркменистан пришли кризис и ИГИЛ: Кто спасет Бердымухамедова?

В Туркменистан пришли кризис и ИГИЛ: Кто спасет Бердымухамедова?

18.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Туркменистан переживает худший за 30 лет финансово-экономический кризис. Если президент Гурбангулы Бердымухамедов не начнёт борьбу с коррупцией и не наладит отношения с Россией и Ираном, его страну ждёт революция, которой воспользуются боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой в Российской Федерации запрещена) из соседнего Афганистана

Современное общество так устроено, что его внимание поглощено обычно тем, о чём пишут СМИ. В конце года они транслировали Венесуэлу и Судан, потом внимание переместилось в Казахстан и Персидский залив. Но за этими громкими событиями скрываются опасные процессы прямо у наших ворот, которые мало кто замечает. Речь идёт о Туркменистане.

Голод в четвёртой «газовой державе»

Вторая после КНДР самая изолированная страна в мире переживает крупнейший за 30-летнюю историю экономический кризис. Туркменистан охвачен гиперинфляцией, оцениваемой почти в 300%, – хуже дела обстоят только в Венесуэле. Наблюдатели сообщают об острой нехватке продовольствия и высокой безработице, достигшей 50-60 процентов.

Эксперты в ступоре. Как страна с четвёртыми в мире разведанными запасами газа (10% мировых резервов) с небольшим населением в 5 млн человек скатилась до такого состояния?

Триггером кризиса стало падение цен на нефть с 2015 года. Хотя два года спустя они начали расти, благосостояние туркмен не улучшилось. Об этих проблемах невозможно узнать из официальной статистики из-за подтасовки данных. Правительство Гурбангулы Бердымухамедова старается поглубже запрятать правду, что в век интернета вызывает «эффект Стрейзанд» (социальный феномен, при котором цензура приводит лишь к её более широкому распространению посредством интернета).

В сети распространяются видео с давками в очередях за хлебом. Из-за его дефицита гражданам выдают по полбуханки в день строго по паспорту. Иностранные журналисты сравнивают ситуацию с талонами в последние годы существования СССР.

Загрузка...

Двойной курс доллара

В Туркменистане, как на Кубе и в Венесуэле, существует два курса доллара. Официальный в 5 раз ниже, чем на чёрном рынке.

В 2015 году монетарные власти Туркмении девальвировали курс национальной валюты по отношению к доллару США примерно на 20%. При этом курс туркменского маната на рынке в среднем в 4 раза ниже, чем официальный курс. При таких обстоятельствах было бы логичней девальвировать его как минимум втрое. Это говорит об искусственном завышении курса национальной валюты и серьёзном дефиците иностранной валюты, которая приводит к дефициту платёжного баланса страны,– прокомментировал Царьграду эксперт в области международных валютных отношений Мехти Мехтиев.

Нефтяная зависимость негативно сказалась на Туркменистане, но не только она одна. В стране зафиксировано рекордное падение урожая. Кроме того, срабатывает фактор зарубежных санкций. США запретили ввозить хлопок, фактически лишив Ашхабад второго после продажи углеводородов источника дохода. Вашингтон обосновал решение использованием в Туркмении «рабского труда». Каждую осень власти насильно отправляют на сбор хлопка студентов, госслужащих и даже полицейских, выплачивая им копейки за тяжёлую работу.

Санкции – далеко не результат внешнего заговора. Бердымухамедов поссорился не только с США, но и со своими соседями. Он запретил поставлять газ в Иран и Россию под предлогом, что Тегеран не вовремя расплачивается по долгам, а «Газпром» ненадёжный партнёр. Из-за снижения поставок «голубого топлива» за рубеж к 2017 году выручка от экспорта упала с 17 до 8,5 млрд.

Китайцы не спасли

Разрывая отношения с Москвой и Тегераном, Ашхабад надеялся на поддержку Пекина. Китай не «подкачал» и постоянно покупал туркменский газ, строил трубопроводы и выдавал деньги на освоение одного из крупнейших в мире месторождений Галкыныш. Но газ китайцы в отсутствие иностранной конкуренции покупают по заниженным ценам.

Тот минимум средств от экспорта, получаемых от Китая, используется для погашения огромных кредитов, общая сумма которых превышает 8 млрд долларов. Займы – это полбеды. Деньги часто уходят на сомнительные проекты: дорогостоящие спортивные состязания, установку 75-метрового памятника Бердымухамедову в стиле Медного всадника и строительство восьмиполосной дороги из Ашхабада в Туркменбаши за $2,3 млрд.

Даже щедрые китайцы вынуждены осторожничать с выделением кредитов. Азиатский банк развития (АБР) в своём бизнес-плане на следующие три года, например, не упоминает о строительстве опреснительных сооружений в стране.

Культ личности «аркадага»

Обнищание туркмен резко контрастирует с роскошной жизнью самого Бердымухамедова и 80 членов его большой семьи, которые заправляют ключевыми отраслями в стране: экспортом, импортом, продовольствием, медикаментами и нефтегазовой отраслью. На коррупцию накладывается культ личности. Пока люди давятся в очередях за хлебом и молоком, президент поёт рэп и катается на яхте.

Власти пытаются спрятать проблемы. Иностранцам, а уж тем более журналистам, практически невозможно получить визу в Туркмению. А тех, кто может рассказать о кризисе за рубежом, не выпускают за границу. Выезд людям младше 40 лет фактически запрещён. Граждане черпают информацию по большей части через спутниковые российские и турецкие каналы. Интернет работает с перебоями. Ведущие социальные сети и мессенджеры YouTube, WhatsApp, Telegram, Twitter и Facebook заблокированы.

Полиция в штатской форме следит за тем, чтобы прохожие случайно не сняли на скрытую камеру очереди несчастных покупателей продуктов в госмагазинах. О существовании кризиса можно судить только по частым перестановкам в правительстве.

На последних выборах 2017 года «аркадаг» (покровитель) победил с рекордными 97 процентами при явке в 97%. Оппозиция полностью «уничтожена».

Благодатная почва для ИГИЛ

Экономический кризис вкупе с авторитаризмом создаёт условия для радикализации общества. За последние годы через границу в Афганистан ушли несколько сотен туркменов и примкнули к рядам ИГИЛ. Если в Туркменистане начнутся волнения, южное подбрюшье России окажется совершенно оголённым перед боевиками из Афганистана. На 700-километровой границе периодически происходят стычки и гибнут туркменские солдаты. Армия этой среднеазиатской страны укомплектована старым советским оружием, а солдаты абсолютно не готовы отражать нападения террористов.

Россия не раз предлагала свою помощь Туркменистану, чтобы защитить её рубежи от экстремистов. Но проповедующий принцип нейтралитета, на деле означающего изоляцию, Бердымухамедов отказывается от вступления в военные альянсы. Без поддержки Москвы Ашхабад не справится не только с угрозами безопасности, но и экономике. Туркменские власти постепенно начинают осознавать эту реальность, и в апреле возобновили прокачку газа в Россию.

Туркменистан подошёл к опасной черте и может повторить судьбу Египта, Туниса и других центров «арабской весны». Если Бердымухамедов не начнёт реально бороться с коррупцией и выводить страну из международной изоляции, в скором времени можно будет ожидать начала волнений и краха власти, чем непременно воспользуются радикальные исламисты.

Loading...