«Король Лев» – не тот прайд

«Король Лев» – не тот прайд

19.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Западные СМИ выискивают в консервативном «Короле Льве» ЛГБТ, которых там нет

Вышедший 18 июля на мировые экраны диснеевский «Король Лев» бьёт кассовые рекорды. И это закономерно. Дети идут на фильм, потому что он для них. Родители — потому что это был любимый мультик их детства. Любители новизны — для того, чтобы посмотреть, как некогда рисованные персонажи будут выглядеть в фотографически реалистичной анимации. Консерваторы — чтобы убедиться в том, что всё, по большому счёту, осталось как было…

Первые же часы проката показали, что по итогам года фильм, вероятно, обойдёт всех конкурентов, кроме, разве что, «Мстителей».

На особый манер встречает ленту западная пресса. Она нашла там… персонажей нетрадиционной ориентации в лице знаменитой парочки — суриката Тимона и бородавочника Пумбу. В самом деле, они оба явно самцы, всегда ходят вместе и исповедуют девиз «Акуна матата!» — «Живи, не напрягаясь!». И, если так, то получается, что царь зверей Симба усыновлён и воспитан однополой семьёй. Отсюда можно сделать очень далекоидущие выводы в условиях, когда гей-усыновление встречает отторжение во всём мире.

Проблема одна. Никаких ЛГБТ в «Короле Льве» нет, если не считать поющего за кадром Элтона Джона. Ничто в поведении суриката и бородавочника не даёт повода подозревать их в извращённых пристрастиях. Они — обычные мультяшные друзья, как Чебурашка и Крокодил Гена или Винни Пух и Пятачок. Обнаруживать сексуальные подтексты в «Короле Льве», помимо нежной любви Симбы и Налы, — дело дохлое.

Впрочем, нет. Кое-какой нетрадиционный мотив там всё же есть. Один из малосимпатичных самцов-гиен усиленно клеится ко второму, что твой Кевин Спейси, и вызывает у другого раздражение. Таков, видимо, был ответ режиссёра Джона Фавро на делавшиеся ему прозрачные намёки снабдить сюжет персонажами альтернативной ориентации.

Однако тему качать надо, и западные СМИ усиленно раскручивают имеющийся в их распоряжении скудный материал, добирая то, чего нет и не может быть в сюжете, выразительными заголовками и интервью с озвучивавшими персонажей актёрами.

Загрузка...

Так, Билли Айкнера, который озвучил суриката Тимона, издание Buzzfeed упорно допрашивает, нет ли в отношениях Тимона с Пумбой скрытого подтекста. Айкнер вздыхает и поясняет, что это «нормально», когда люди ищут «скрытых геев» в старых фильмах, и что теперь такой проблемы нет, так как даже в детском и семейном кино можно показывать ЛГБТ, и их должно быть больше… Но нет, Тимон — это просто рисованный сурикат, мы даже не знаем его возраста, и совершенно некорректно предполагать в нём и его друге Пумбе нетрадиционную пару.

Как справедливо отмечает главный редактор портала Filmz.ru Александр Голубчиков,

Какой может быть сексуальный подтекст у истории про подростков? Они в этом возрасте не осознают своей сексуальной ориентации, большинство до 16-17 лет вообще об этом не думают, для них пойти с друзьями пошалить и попеть акуна-матата, где-нибудь побегать по стройкам — это высшее счастье на земле. Какие там девушки, мальчики, какая разница? Поэтому я бы не говорил про какую-то сексуальную ориентацию.

В общем, никаких оснований делать камингаут суриката нет. Но тем не менее телеканал Skynews (столь памятный нам русофобской пропагандой времён конфликта с Грузией в 2008 году и во время украинского майдана) выпускает сюжет с заголовком: «Правда ли, что Тимон и Пумба — больше чем друзья?». В нём озвучивавшие друзей актёры снова никак не подтверждают эту версию. Но повестка отработана, зерно сомнений посеяно. Пройдёт немного времени, и Тимона и Пумбу начнут уверенно записывать в западных СМИ в «однополые пары, воспитавшие симпатичного львёнка», а там подтянутся и консерваторы, которые станут запрещать детям смотреть «Короля Льва», так как там содержится якобы «пропаганда однополых усыновлений».

На самом деле, по мнению Александра Голубчикова, это всё имеет больше отношения к чисто голливудской локальной субкультуре:

Голливуд, именно Голливуд, Лос-Анджелес, перенаселён такими парами. Там это не то чтобы нормально, это обыденность, это то, что встречается на каждом углу, там есть не просто бары для геев, там эти комьюнити вполне себе существует наравне. Там чернокожих можно встретить реже, нежели чем гей-пару.

Однако проблема в том, что эта локальная субкультура старается диктовать условия всей Америке, а то и всему миру.

Сейчас в Америке собираются принимать так называемый «акт равенства», — отметил председатель Фонда поддержки семьи и демографии во имя святых Петра и Февронии Александр Комов. — Он заставит все корпорации, все фирмы, включая фирмы христиан, где владельцы — христиане, работники — христиане, или вообще люди традиционных взглядов, оплачивать за их счёт любые операции по изменению пола, дорогостоящее медицинское обслуживание этих людей. Все туалеты во всех фирмах в Америке по всей стране оборудовать трансгендерными опциями. И, соответственно, мужчина, который говорит, что он — женщина, будет иметь право ходить в другой туалет. И это при, казалось бы, консервативной администрации Трампа, который, по крайней мере, так себя позиционирует.

Почему на этом фоне именно «Король Лев» удостоился такого внимания и почему толерантным СМИ так важно запомнить именно его?

Дело в том, что «Король Лев» — это яркая и бескомпромиссная пропаганда традиционных ценностей: семьи, неразрывной духовной связи отца и сына, патриотизма, традиции, идущей сквозь столетия, и, наконец, монархии…

Это, пожалуй, самый «несовременный» из всех вышедших на экраны голливудских фильмов последних лет, с ним может поспорить разве что «Охота на Бонни и Клайда», выпущенная весной Netflix, но та почти не показывалась в кинотеатрах. Здесь же миллионы детей по всему миру услышат слова о важности ответственной монархии, о необходимости любить Родину, о том, что со звёзд на нас смотрят умершие короли.

История, полученная соединением мотивов «Гамлета» и «Книги джунглей», получилась настолько вызывающе традиционной потому, что Джон Фавро оставил сценарий старого мультфильма практически без изменений, а тот был написан в ту пору, когда левацкая цензура в Голливуде была ещё не всесильной. К тому же «Король-Лев» — это очевидная аллюзия на британского льва, британскую монархию, а её на Западе принято любить даже тогда, когда все остальные, включая русскую, есть обязанность ругать. Хотя можно вспомнить, что примерно в те же годы был сделан аналогичный диснеевский мультфильм и на русскую тему — «Анастасия», где выжившая принцесса освобождала свою страну от тирании. Тираном, впрочем, был назначен, точно следуя клюквенному мифу, Распутин. Да и в «Короле Льве» было и остаётся немало того, что вызывает ощущение прямого сходства с трагической историей России в ХХ столетии.

Фильм объясняет (но не оправдывает, а, напротив, прибавляет осуждения), почему большевики с такой яростью расправились не только с императором Николаем II, но и с наследником-цесаревичем Алексеем. Они очень не хотели, чтобы над их «диктатурой пролетариата» нависала та угроза, которая нависла над диктатурой гиен узурпатора Шрама — угроза возвращения законного наследника.

А попытки Шрама обвинить Симбу в том, что это он виноват в гибели отца, кажутся прямо-таки сатирической аллюзией на рассказы наших неокоммунистов о том, что «вы, весь народ, виноваты в свержении монархии, а значит, не смейте думать о том, чтобы вернуться к нормальной русской государственности, и не смейте изменять сделанному в ущелье, где свершилось цареубийство выбору».

И вот сегодня с новейшими, совершенно фантастически визуальными эффектами, когда первые несколько минут думаешь, что перед тобой передача «В мире животных», пропагандируется абсолютно традиционная семейно-патриархальная и монархически-традиционалистская мораль с разговорами о старых королях, смотрящих на нас со звёзд, с трогательной картиной, как маленькая лапка сына ложится в часть огромного следа отца….

Даже весельчаки Тимон и Пумба в итоге понимают, что лев не может всегда ходить со спиленными когтями, и что есть вещи поважнее, чем «Акуна матата», а потому лихо бросаются в бой в поддержку друга. Фавро удалось доказать, что абсолютно современная компьютерная и кинематографическая технология может быть проводником вызывающе традиционного содержания.

Вот это содержание и хотела бы исказить современная леволиберальная пропаганда. Проще всего, конечно, было добиться уступок со стороны творцов. Вспомним, как Джоан Роулинг задним числом превратила своего Дамблдора в представителя секс-меньшинств, несмотря на то, что это убивало значительную часть нравственного пафоса поттериан.

Всё это ложится грязной тенью на взаимоотношения директора Хогвартса с юным воспитанником: энтузиасты тут же подсчитали, сколько раз профессор приобнимает Гарри, берёт его за руку, проникновенно на него глядит. Всё, что было отеческим воспитанием сироты, разом приобрело привкус педофильских домогательств.

Ещё более выразительной была история с диснеевской же «Красавицей и чудовищем». Великолепная монархическая история о подавлении революции, реставрации и возвращении законного государя и его верных слуг, была запомоена акцентом на ориентации одного из второстепенных персонажей — Лефу. Все говорили только об этом, вообще не обратив внимания на политический смысл истории, многие даже требовали запрета ленты в России. Впрочем, по ней достаточно было легонько пройтись ножницами, как прошлись по недавнему фильму про Элтона Джона.

Несмотря на присутствие последнего с его песнями и открытых ЛГБТ в команде озвучки, Джон Фавро не сделал в «Короле Льве» никаких уступок по сюжету, практически дословно оставив старый.

Мало того, по линии «расовой политкорректности» в фильм тоже не было внесено никаких новшеств. А зачем? Дело и так происходит в Африке, всех персонажей можно считать условно чернокожими, львов озвучивают чернокожие актёры. Это открывает благоприятные возможности для пропаганды идей монархически-традиционных — подобный трюк был проделан ранее в «Чёрной пантере», оказавшейся одной из самых консервативных частей марвеловской киносаги. Хотя по своей колористике фильм таков, что особо фанатичные борцы с расизмом наверняка объявят его «расистским». Свет и белое в нём чётко ассоциируются с добром, а тьма и чёрное — со злом. Все львы — блондины, кроме темноватого злодея Шрама, гиены — тёмные, почти чёрные, хотя в природе это не совсем так.

Запретить или затравить фильм либеральной клике не по силам — притягательность бренда, да и коммерческие интересы «Диснея» намного сильнее. Поэтому остаётся усиленно отводить глаза и обсуждать не семейные ценности и традиционализм, которые в фильме есть, а сексуальную нетрадиционность, которой там нет ни у кого. Кроме гиен.

Loading...