Погорельцы

Погорельцы

19.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Сергей Шаргунов о бесприютности тех, кто оказался на пепелище

«Человек из Подольска», — хорошая пьеса Дмитрия Данилова. Люди из Подольска, недавно обратившиеся ко мне, тоже достойны пьесы — трагической и абсурдной.

Погорельцы из Подольска 11 лет не могут получить жильё. Дом по улице Плещеевской был почти полностью уничтожен огнём уже больше 10 лет назад, и все это время здесь вынуждены жить семьи с детьми. Возгорания случаются постоянно. Люди живут в страхе. Но мучения в обугленных стенах предпочитают переезду в тесноту так называемых «временных комнат» с текущими потолками.

Ольга Дикова, чья квартира сгорела дотла и чья семья признана «малоимущей», пришла на днях на приём. Молодая мать двоих детей. Женщина из Подольска. Местные чиновники пытаются запихнуть её с детьми в клеть в коммуналке — навязать жильё в два раза меньшее положенного по закону.

Риторический вопрос из прошлого века: «Легко ли быть молодой?»

О страждущих молодых честно рассказываю в «Свободной прессе» и показываю их в своей телепрограмме. Но важно, чтоб были заметны и те талантливые, кому удаётся добиться своего — особенно провинциалы.

Правильно, когда поддерживают творчество молодых людей. В Крыму подведены итоги очередной смены форума молодых деятелей культуры и искусств «Таврида 5.0». Осенью там будем представлять обновлённый журнал «Юность». Жительница Самарской области 23-летняя Полина Дрожжина получила грант на свою лабораторию саунд-промоушена «Перемен». Проект направлен на продвижение музыкальной индустрии в провинциальных городах. Лаборатория Полины даст возможность начинающим музыкантам и авторам выступить на фестивалях и «выпустить творческие продукты на музыкальном лейбле». Ну и прекрасно. Планируем, что стихи других победителей будут наложены на музыку, и станем продвигать литературу в ютубе.

Загрузка...

Но пароль «Перемен!» имеет серьёзный смысл. Перемены участи ждут миллионы.

Ещё погорельцы… А об этом я уже писал. Но уместно повториться. Есть такой город Среднеуральск на берегу Исетского озера. Там четыре года без права собственности живут они.

Огонь оставил без жилья восемь семей. Которые раскиданы по всему городу. Живут, где получится. Ютятся, теснятся… Сначала обитали в промёрзшем общежитии, теперь целыми семьями снимают одну комнату, в неё набившись. И каждый день рассылают жалобы все эти пять лет.

Пожар в многоквартирном доме случился 28 июня 2015 года. Межведомственная комиссия установила, что проведение восстановительного капитального ремонта или реконструкция дома нецелесообразны. Через два года дом был признан аварийным и подлежащим сносу. Ещё одно постановление: «Необходимо предоставление потерпевшим гражданам иных благоустроенных жилых помещений. Срок расселения граждан установить до 20 ноября 2019 года». Бумаг в пользу погорельцев много. Они, не веря обещанному, волнуются, что опять не дождутся своего жилья.

Одна из погорелиц Анна Загрядская делится с прессой: «Обращались к нашим местным депутатам — от них никакого толка. В сентябре 2018 года написали депутату Государственной Думы в Москву Сергею Шаргунову. Он нашел кучу нарушений по нашим документам и передал дело в суд. В итоге появилась обнадеживающая информация, что нас расселят. Но не обманут ли?». Рад помогать.

Моя помощь — официальные запросы и огласка на федеральном уровне. Иногда получается помочь быстро, иногда не сразу, иногда приходится лупить в стену опять и опять.

А люди ждут, измученные бесправием и беззаконием.

Через прессу они обратились в администрацию Среднеуральска с просьбой организовать встречу с главой города. Пока не дождались ни конкретного ответа, ни приглашения.

Вот отрывок из слёзной жалобы. «Вынуждены скитаться по съёмным квартирам инвалиды, малоимущие, пожилые, семьи с детьми. Съемное — это не свое жилье, тут нужно подстраиваться под хозяев, их условия. У нас была трёхкомнатная квартира. Мы в однокомнатной квартире жить не можем. У меня мама 80-летняя, сын подросток. На чемоданах без перспективы жить невозможно. Никакого уюта и семейного счастья.

Нашей соседке Людмиле Михайловне 69 лет, с рождения жила в этом доме, работала бухгалтером на СУГРЭС, стаж 38 лет, жили с родителями, на очередь не ставили их, инвалид, перенесла девять операций.

Зоя Коновалова прожила в этом доме 25 лет, инвалид, плохо передвигается.

Неужели они не заслужили комфортного жилья в столь солидном возрасте?

Помогите!»

Loading...