«Лошарик» без права на спасение: «Никто не имеет право самостоятельно покинуть аварийный отсек»

«Лошарик» без права на спасение: «Никто не имеет право самостоятельно покинуть аварийный отсек»

25.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Суровые правила «Наставления по борьбе за живучесть подводных» лодок обрекают на гибель

Подробности пожара на глубоководном аппарате АС-31 «Лошарик», в результате которого погибло 14 моряков-подводников, доподлинно неизвестны, есть лишь весьма компетентные версии. Одной из вероятных причин возгорания называется взрыв литий-ионной аккумуляторной батареи российского производства, которая была установлена на подлодке взамен украинских серебряно-цинковых. Возможно, что поводом для пожара и последующего взрыва была и какая-то другая причина — в момент катастрофы «Лошарик» пристыковывался к лодке-носителю «Подмосковье» и, теоретически, именно этот маневр мог стать неудачным. Бесспорно одно — гидронавты могли эвакуироваться, но продолжали бороться за спасение своей подводной станции. Как и предписывает «Наставление по борьбе за живучесть подводных лодок».

Согласно этому Наставлению, действующему в военно-морском флоте с советских времен (оно неоднократно дополнялось), каждому члену экипажа предписано оставаться в том отсеке, где его застал пожар, и бороться за живучесть лодки на своем месте. Люки на переборках между отсеками при этом задраиваются до ликвидации аварийной ситуации. Даже если погибнет часть экипажа в одном из отсеков, есть шанс спасти подлодку в целом. Известно, что из «Лошарика» удалось эвакуировать гражданского специалиста, после чего военные моряки, а это были исключительно офицеры в званиях от капитан-лейтенанта до капитанов 1 ранга (двое — Герои России, у остальных по нескольку орденов и медалей), отрезали себе доступ к подлодке «Подмосковье» и самостоятельно боролись с пожаром.

Теоретически гидронавты могли спастись и вовремя эвакуироваться. Вероятно, что аппарат АС-31пострадал бы в большей степени и не подлежал восстановлению, как это предполагается сделать сейчас. Морским офицерам наверняка объявили бы выговоры, возможно, что даже кого-то бы уволили, но они могли остаться живы. Что помешало им спастись? Тут, как видится, есть целый ряд обстоятельств. Помимо предписанных действий согласно Наставлению, которое запрещает покидание горящего отсека без приказа, они были не новички в морской службе — настоящие профессионалы, которые знали, как действовать в подобных аварийных ситуациях. Опять же, чувство долга и ответственности, воспитанное самой флотской службой. Последний нюанс — «Лошарик» атомная подводная глубоководная станция и дело могло ограничиться не просто пожаром, но и взрывом реактора. В Баренцевом море, вблизи российских берегов, могла состояться катастрофа вселенского масштаба. Они ее предотвратили.

— В советские еще времена существовал в подводном флоте негласный закон, запрещающий командиру всплытие в аварийной ситуации, особенно во время боевого патрулирования, — рассказывал бывший командир спецтрюмной группы, затонувшей 6 октября 1986 г. в Саргасовом море АПЛ К-219 Николай Беликов. — То есть хоть ты сдохни там на глубине, но из воды нос не высовывай, не дай бог американцы засекут, а то и захватят лодку. По этой причине покоятся на морском дне многие наши подлодки. Командир нашей К-219 Игорь Британов этот приказ нарушил и когда произошел взрыв и начался пожар он практически сразу дал приказ на всплытие. Заглушали решетки ядерных реакторов уже в надводном состоянии, в отсеке боролись за живучесть с задраенными люками, но под водой было бы сделать это гораздо сложнее, да и сам пожар потушить тоже. (Старший лейтенант Беликов во время остановки реактора тогда потерял сознание и последнюю четвертую решетку закрывал уже матрос Сергей Преминин, который погиб — «СП»).

Уголовное расследование аварии и последующего затопления К-219, которое могло обернуться большими неприятностями в первую очередь для командира, тогда еще капитана 2-ранга, Игоря Британова, было прекращено лишь новым министром обороны маршалом Дмитрием Язовым. Действия командира признали правомерными и грамотными, однако в море Британова больше не пускали. А старшему лейтенанту Николаю Беликову, который вместе с матросом Премининым предотвратил ядерный взрыв, объявили выговор. За утрату партийного билета, который остался на борту затонувшей подводной лодки. Так и лежит его «корочка» с буквами КПСС на обложке на глубине 5 300 метров где-то рядом с заглушенным ядерным реактором.

Пожар на атомной подводной лодке К-278 «Комсомолец» 7 апреля 1989 года начался в седьмом отсеке, когда субмарина возвращалась с боевой службы. Командир лодки капитан 1 ранга Евгений Ванин не сразу дал команду на всплытие и экипаж еще какое-то время боролся за живучесть на глубине. Сигнал бедствия тоже дали с запозданием — не хотели себя афишировать у берегов натовской Норвегии. Поначалу с 380 метров поднялись до 50, и лишь когда стало ясно, что ликвидировать пожар не удается, «Комсомолец» поднялся на поверхность. Было уже поздно — в лодку хлынула забортная вода и она затонула. Из 69 членов экипажа, до последнего боровшегося за живучесть лодки, в аварии погибло 42 человека, в том числе и ее командир.

Загрузка...

Еще одна из атомных подводных лодок, К-8, экипаж которой при пожаре до последнего боролся с аварийной ситуацией, затонула в Бискайском заливе 11 апреля 1970 года. Погибло 52 человека, 73 удалось спастись. Командир подлодки капитан 2 ранга Всеволод Бессонов отдал приказ на всплытие, когда уже сработала аварийная система защиты реактора, часть экипажа (15 человек) погибла при тушении пожара и шансов на спасение уже не было. Советских моряков поднял на борт болгарский сухогруз «Авиор», однако Бессонову поступил приказ от командования вернуться на лодку и любой ценой бороться за ее спасение. Цена оказалась высокой — звания Героя Советского Союза Всеволод Бессонов был удостоен посмертно.

Гидронавты АС-31 «Лошарик» тоже боролись за живучесть своего аппарата до последнего. Подводники пытались справиться с дымом более 40 минут, но теряли силы и сознание, при этом практически все аварийные работы они выполнили. И тогда командир станции Герой России капитан 1 ранга Денис Долинский принял решение проводить операцию по эвакуации на «Подмосковье», где их готовились встретить. Вероятно, что в этот момент и прозвучал взрыв, который унес жизни 14 офицеров, до конца выполнивших свой воинский долг и не покинувших аварийную лодку.

Loading...