Пенсионная афера: Власть ни с кем не хочет делиться нищими пенсиями стариков

Пенсионная афера: Власть ни с кем не хочет делиться нищими пенсиями стариков

30.07.2019 Выкл. Автор Алексей

НПФ и банки массово фальсифицируют заявления россиян о переводе пенсионных накоплений

Пенсионная реформа в России уже носит криминальный характер. Правоохранительные органы проявили интерес к работе пенсионных брокеров, имеющих агентские сети и оказывающих услуги по переводу накоплений клиентов НПФ. Поводом для этого послужили переходные кампании последних лет (включая нынешний).

Итогом внимания силовиков к переходным кампаниям последних лет (включая нынешний год), стало задержание на прошлой неделе вице-президента по негосударственным пенсионным фондам (НПФ) управляющей компании «МКБ-Капитал», члена совета директоров НПФ «Согласие», члена совета саморегулируемой организации (СРО) «Ассоциация НПФ» (АНПФ) Андрея Неверова. Об этом, в частности, 29 июля сообщил «Коммерсантъ», уточнив, что получить комментарии по этому поводу ни у господина Неверова, ни в аппаратах НПФ, а также ФСБ и МВД не удалось.

Однако, по информации источников издания среди топ-менеджмента разных частных НПФ, а также пенсионных агентов и контрагентов, перед этим задержанием силовики провели определенные действия в отношении пенсионных брокеров, с которыми работал НПФ «Согласие». Вопросы к ним возникли из-за предположительной массовой сдачи в пенсионный фонд России (ПФР) фальсифицированных документов на перевод пенсионных накоплений граждан. Вот и доверяй в нашей стране всем пенсионным реформам сразу. Все равно обманут!

Интересно, что в Счетной палате еще два года назад отмечали многочисленные «риски фальсификации» заявлений, поданных от имени граждан через удостоверяющие центры (УЦ), и этот канал был практически сразу же перекрыт.

Но в начале этого лета вопрос о пенсионных агентах в начале лета поднимался «на самом высоком уровне». С учетом имеющейся правовой неурегулированности этой сферы деятельности даже ставился вопрос, нужны ли пенсионные агенты вообще, раз риски неправомерных переводов средств граждан брокерами на фоне склонности некоторых НПФ к высокому операционному риску по-прежнему высоки. По словам некоторых экспертов, необходимы определенные формы допуска к этому рынку, чтобы «отсеивать недобросовестные практики».

— Если говорить о принципах работы НПФ в целом, то проблема здесь уже приобрела крупные масштабы, — констатировал в беседе с корреспондентом «СП» главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов. — По последним данным ЦБ РФ, объем потерь граждан из-за досрочного перевода их средств из одного НПФ в другой за 2015−2017 годы превысил 80 миллиардов рублей. И во многих случаях эти переводы, действительно, несанкционированы, то есть осуществлены без заявлений граждан. Кстати, этим грешат не одни лишь только НПФ. Подобными вещами грешат и некоторые банки, причем очень крупные.

Загрузка...

«СП»: — Неужели тоже откровенно подделывают подписи граждан для перевода их средств?

— Скажем так, они пользуются пробелами действующего законодательства. Например, сейчас введен в действие закон об упрощенной электронной подписи. Фактически теперь речь идет о том, что гражданину на мобильный телефон приходит СМС-сообщение о подтверждении тех или иных операций. Он, не совсем разобравшись в сути хитро составленного послания, соответствующим образом на него отвечает. А с юридической точки зрения этот ответ означает его согласие на перевод средств из одного НПФ в другой с потерей всего накопленного дохода.

Однако встречаются и более грубые нарушения. Допустим, человек приходит в банк за кредитом или ипотекой, и в процессе оформления документов ему незаметно и негласно подсовывается на подпись договор о согласии на перевод накоплений из предыдущего НПФ в новый.

«СП»: — Насколько распространена эта схема?

— Точных цифр, к сожалению, никто сейчас не даст, но, согласно оценкам, проблема стоит очень широко. Счет таких мошеннических схем может достигать величины в десятки процентов от общего числа переводов по всей России. Таким образом серьезно подрывается доверие к системе НПФ как таковой, а в свете пенсионной реформы — тем более.

«СП»: — В чем причина такого поведения агентов отдельных НПФ и самих банков? В чем заключается для них выгода?

— По сути, это элементарная борьба за так называемые «длинные деньги», за тот капитал, который находится на пенсионных накопительных счетах граждан. И несмотря на то, что новые отчисления на накопительную часть пенсии сейчас заморожены, речь идет о нескольких триллионах рублей. Это достаточно лакомый кусок, чтобы обойти закон.

Выгода для НПФ здесь простая — при досрочном переводе средств прежний Фонд получает возможность все проценты с пенсионного капитала граждан оставить себе и занести в собственный доход. Новый же Фонд при этом получает в свое распоряжение не только новые средства, но и возможность провернуть подобную операцию несколько лет спустя, пополнив таким образом собственные резервы. Кроме того, в ряде НПФ пенсионные накопления и вовсе были инвестированы в безнадежные активы, то есть по сути средства были из них выведены, а сами фонды оказались неплатежеспособными.

А граждане, понятное дело, при этом свои деньги теряют. Предполагать, что организации, проворачивающие заведомо недобросовестные операции, будут хоть когда-нибудь работать на благо будущих пенсионеров, бессмысленно.

Впрочем, резюмировал эксперт, определенные действия по пресечению недобросовестных действий оставшихся игроков на поле пенсионной реформы монетарными властями предпринимаются. И прежде всего — в плане ограничения способов подачи гражданами заявлений о переводе накопленных средств. Правда, финансовое сообщество, по-хорошему, должно бы разобраться в этой ситуации собственными силами, жестко сопротивляясь плохим методам работы, помогая их раскрывать. Если же к этому отнестись равнодушно и снисходительно, серьезно пострадают абсолютно все.

Однако не исключено, что «Боржоми», как говорят в народе, уже поздно пить, когда почки отказали. Поскольку именно эти самые монетарные власти, по мнению ряда экспертов, в свое время как раз и отнеслись к рискам накопления средств граждан на счетах НПФ равнодушно и снисходительно, а потом также снисходительно затеяли пенсионную реформу.

Ведь если окунуться в историю НПФ, то стоит отметить, что изначально, примерно с 90-х годов прошлого века, они создавались не под накопительную, а под корпоративную пенсию, которая настолько активно использовалась в схемах ухода от уплаты налогов, что к концу «нулевых» счет подобным организациям в стране шел на сотни. И жили они очень широко, несмотря на то, что во главе их стояли не финансисты, а бывшие военные или кадровики, мало что смыслившие в экономике, но зато умевшие договариваться с нужными людьми и хорошо произносившие тосты.

После кризиса 2008 года, уточнили в беседе с «СП» источники в финансовых кругах, тесно знакомые с историей продвижения пенсионной реформы, на этот рынок пришли профессиональные финансисты, решившие, что корпоративным пенсиям пришел конец, так что пора обратить внимание на накопительные пенсии граждан. Тогда как раз активно продвигался принцип софинансирования пенсий по принципу «тысяча на тысячу», а это сулило хорошие деньги. Тем более что от гражданина негосударственным пенсионным фондам не требовалось вообще ничего, кроме его подписи, в том числе и электронно-цифровой.

Эта деятельность оказалась настолько перспективной, что вскоре в ней стали участвовать не только мелкие и средние НПФ, но и крупные, принадлежащие видным банкам с государственным участием. Их приход фактически спровоцировал войну между пенсионными фондами по принципу «все против всех», при этом ее стороны не чурались воровать у друга клиентские базы, а также использовали другие спорные с точки зрения морали и этики приемы.

— Однако по каким-то неизвестным причинам, — подчеркнул экс-президент национальной лиги управляющих, эксперт по работе НПФ Дмитрий Александров, — никто, в том числе и монетарные власти, на это не обращал внимания. Хотя вот эта нынешняя проблема является как раз отголоском той самой минувшей войны, и многие знающие люди об этом регулятору намекали. Но представители монетарных властей во время этих разговоров почему-то отводили глаза, причем это были далеко не коррупционеры, а честные и грамотные спецы. В итоге вакханалия продолжалась.

В итоге все это превратилось в обычный бизнес под условным названием «как купить 100 рублей за 15 рублей и получить большую прибыль». И многие в эту игру, к сожалению, заигрались…

«СП»: — Каким образом?

— Раньше НПФ «перетягивали» клиентские базы друг у друга. Но в итоге этому нашлось «противоядие». Например, была разработана схема, по которой в последних числах каждого декабря НПФ перезаключал договор со своим клиентом о передаче накоплений ему же. Таким образом нивелировали риск того, что у гражданина в течение минувшего года обманом или какими-то иными посулами НПФ-конкурент выманил подпись под документом о досрочном переводе средств. Поскольку «перетягивать» средства друг у друга стало тяжело, и НПФ переключились на наше любимое государство в лице ВЭБа (госкорпорации, главой наблюдательного совета которой является председатель правительства РФ — авт.).

А с государством в России играть опасно. Не стоит забывать, что в нашей стране нельзя быть на сто процентов уверенным в том, по каким причинам в отношении тех или иных людей заводятся уголовные дела. И, в принципе, под любого человека, работавшего или работающего в НПФ, статья при желании найдется. Соответственно, в сфере работы с накопительной частью пенсии граждан происходит то, что происходит. Когда целая индустрия занимается, по сути, войной между собой, от этого никто выиграть не может.

«СП»: — Озвучиваемые некоторыми знатоками вопроса намерения перекрыть НПФ возможность работы с агентами смогут решить проблему фальсификации заявлений граждан о переводе средств из одного НПФ в другой?

— С точки зрения логики это означает, что государство, во-первых, не готово делиться теми деньгами, которые сейчас есть в его же проектах. Во-вторых, это тема пенсионной реформы, которая вызывает у государства серьезную аллергию. И с точки зрения этого самого государства, наверное, это выглядит полезно и рационально. Если посмотреть на опыт наших соседей, то Казахстан здесь ближе всего. Однако, переходя на язык аллегорий, это все равно что бороться с беременностью путем исключения акта зачатия.

«СП»: — Нужно поступать как-то иначе, чтобы обеспечить россиянам достойную старость и не нажеяться на сомнительные пенсионные реформы?

— Наши соседи, например, те же поляки, часто копируют американо-английский опыт, создав нечто подобное нашему широко обсуждаемому индивидуальному пенсионному капиталу (ИПК). Полагаю, с каким-то временным лагом, с опозданием, мы все же придем к нужному решению. У НПФ в этом вопросе будущее есть.

Только нам для начала нужно все-таки определиться — а для чего же нам нужна негосударственная страховая пенсия. Если это нужно, чтобы замещать коэффициент утраченного заработка, то в бедной стране с бедным населением это как-то слабо будет работать. В той же Ивановской области со средними зарплатами в 8 тысяч рублей пенсия в 9 тысяч превысит 100%. Если все это для людей богатых и среднего класса, то это должна быть другая философия. Государство здесь должно выступать в рамках защитника и контролера, чтобы граждане с доходом имели приличный коэффициент замещения. Но они и без того о своей пенсии не забывают — сейчас, например, страховые компании наблюдают подъем волны страхователей жизни.

Если же строить что-то для граждан, а не для бизнеса по покупке 100 рублей за 15, надо предлагать что-то здравое, нормальное и неразворовываемое. В принципе, после многочисленных ссадин и кровоточащих ран мы всегда выползаем на нужную тропинку в лесу, однако крюки, которые мы при этом делаем, огромны. Почему мы их делаем — сказать не берусь, но все нужное и необходимое в России всегда происходит. Только не так, не тогда, и не с тем результатом, как предполагалось.

Loading...