Иран позвал российский флот «пощекотать нервы» Америке

Иран позвал российский флот «пощекотать нервы» Америке

31.07.2019 Выкл. Автор Алексей

К каким последствиям приведут совместные военно-морские учения Москвы и Тегерана в Персидском заливе?

Россия представила в ООН концепцию коллективной безопасности в зоне Персидского залива. В документе отмечается, что военно-политические потрясения и террористические угрозы в регионе, где сосредоточены огромные запасы углеводородных ресурсов, чреваты пагубными последствиям для международных отношений, экономической и энергетической безопасности.

Россия предлагает начать консультации между заинтересованными сторонами, в ходе которых должна быть сформирована инициативная группа по подготовке международной конференции по безопасности и сотрудничеству в зоне Персидского залива. Кроме того, в документе отмечается необходимость разговора о сокращении иностранного военного присутствия в регионе и выработке общих мер доверия между региональными и другими государствами.

«Центральной долгосрочной задачей является создание организации по безопасности и сотрудничеству в зоне Персидского залива (ОБСПЗ), куда, помимо стран Залива, на правах наблюдателей или ассоциированных членов входили бы Россия, Китай, США, ЕС, Индия и другие заинтересованные стороны», — подчеркивается в документе.

Также обращается внимание на необходимость решения хронических конфликтов, прежде всего палестино-израильского, который «остается одним из основных факторов нестабильности на всем ближневосточном пространстве, помогая экстремистам рекрутировать новые кадры».

Эта новость прозвучала на фоне другой — Россия и Иран, по информации агентства Mehr, до конца года планируют проведение совместных учений в некоторых районах Индийского океана.

«Под Индийским океаном мы подразумеваем значительную площадь в северной части океана, включая Ормузский пролив, а также Персидский залив», — заявил командующий ВМС Ирана Хосейн Ханзади.

Загрузка...

Он также сообщил, что ведутся переговоры о развитии военного сотрудничества на Каспии между Ираном и Россией.

Эксперт Института Ближнего Востока Сергей Балмасов отмечает, что ситуация намного сложнее, чем кажется на первый взгляд.

— В регионе завязался страшный узел противоречий. Буквально несколько дней назад The New York Times опубликовала данные о том, насколько глубоко зашли противоречия между фигурантами конфликта в Персидском заливе. Я даже не имею в виду Иран. Я имею в виду Объединенные Арабские эмираты и Саудовскую Аравию, с одной стороны, и Катар с Турцией, с другой. Очень серьезное выяснение отношений было в Сомали, и газета фактически обвинила Катар в совершении теракта против интересов Эмиратов, чтобы заставить их уйти из Сомали.

Узел затянулся очень сильно, причем по нескольким направлениям, поэтому ожидать разрядки в ближайшее время я бы не стал.

«СП»: — Планируемые ирано-российские военные учения, в том числе в районе Персидского залива, могут привести к дальнейшему обострению в регионе?

— Конечно, приведут. Такая недвусмысленная поддержка нами Ирана отнюдь не остановит горячие головы, а лишь разозлит тех, кто настроен на силовое давление. Появление еще и нас в зоне, откуда Европа получает значительную часть своих энергоресурсов, будет как красная тряпка для быка.

Многих нервируют наши военные базы в Хмеймиме, в Тартусе — в непосредственной близости от Суэцкого канала, по которому в Европу идет значительная часть энергоресурсов. Тут еще совместные учения в Иране. А вдруг за этими учениями последует что-то более серьезное, например, заявление о возможном техническом базировании нашего флота?

В свою очередь, ст. н. с. Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН Ирина Федорова обращает внимание, что совместные военно-морские учения России и Ирана проводятся довольно часто.

— Мы неоднократно наблюдали совместные учения в Каспийском море. Это очень важно, потому что, по мнению и Ирана, и России, безопасность в Каспийском регионе, в Персидском заливе должны осуществлять те страны, которые там расположены, а не как никакие внешние силы. Особенно это важно для Каспия.

То же самое, мне кажется, Иран считает и в отношении Персидского залива. Поэтому Иран и выступает против того, чтобы безопасность судоходства и безопасность поставок нефти, которые идут через Персидский залив и Ормузский пролив, обеспечивали страны Европы или страны коалиции с США. Здесь мы может найти точки совпадения России и Ирана.

«СП»: — Насколько сильны здесь позиции России?

— Думаю, что позиции России в Персидском заливе не такие сильные, как нам бы хотелось. Но стратегические интересы России предусматривают наличие российских баз в Сирии, то есть в Средиземном море. И это очень важно для безопасности и обеспечения национальных интересов России.

Что касается Персидского залива, то через него поставок российской нефти нет, поэтому наши интересы там несколько меньше. После того, как была успешно проведена операция в Сирии по борьбе с «Исламским государством» *, после получения Тартуса и Хмеймим, конечно, позиции России усилились. Но мне кажется, нам и не надо очень сильно укрепленного форпоста в этом регионе, а вот базы — это очень важно.

«СП»: — Усиление военных группировок США и союзников в регионе, озвученные российско-иранские учения могут обострить и без того сложную ситуацию?

— В регионе идет сложная дипломатическая игра и со стороны Ирана, и со стороны США. С одной стороны, мы наблюдаем очень резкие заявления и резкие действия. К этим действиям, конечно, относятся и захват танкеров Ираном и Великобританией под теми или иными предлогами.

Но на фоне этих заявлений и провокационных действий идут попытки начать постоянный диалог США с Ираном. Недавно Майк Помпео сказал, что собирается ехать в Иран, чтобы выступить по телевидению, поговорить с иранским народом и руководством. С другой стороны, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Зариф тоже дает какие-то авансы, например, предлагает начать переговоры по поводу задержанных в Иране граждан США. Это может служить прелюдией для начала более серьезных переговоров и даже дипломатического урегулирования. Думаю, что такая тактика — с одной стороны, как бы «нажать», а с другой проявлять готовность к диалогу — говорит о том, что ждать какого-то взрыва, военного конфликта, мне кажется, не стоит. Идет сложная дипломатическая игра.

«СП»: — Какова в этой игре должна быть позиция России?

— Это может быть позиция посредника, но не столько между США и Ираном, сколько между Ираном и Израилем. Ведь на фоне обострения противоречий между Ираном и арабскими странами, Ираном и США существует очень болезненная проблема — отношения Ирана с Израилем. А у России достаточно хорошие отношения и с Тегераном, и с Тел-Авивом, поэтому Москва может предлагать свое посредничество в возможном урегулировании конфликта.

Что касается США, то эти проблемы готовы помочь решить и Япония, и Германия, и Франция. Постоянно идут переговоры высокопоставленных представителей этих стран и с Ираном, и с США. Думаю, страны Европы и Оман, который также прилагает к этому усилия, могут сыграть более существенную роль, чем Россия.

Аспирант Центра постсоветских исследований ИМЭМО им. Е. М. Примакова РАН, эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай» Фархад Ибрагимов считает, что у предложенной Россией концепции безопасности в Персидском заливе есть перспектива, её могут поддержать, прежде всего, те страны, которые заинтересованы в снижении конфронтации вокруг иранского вопроса.

— Скорее всего, это могут быть Турция, а также некоторые страны региона, находящиеся в относительно нормальных взаимоотношениях с Ираном. Как раз от них и может исходить понимание предложений Москвы, так как достижение консенсуса по Ирану отразится и на них в положительном ключе. Но есть и другие акторы, которые могут не согласиться ни с какими предложениями по концепции налаживания диалога, тем более исходящими из Москвы. Дело в том, что, по их мнению, во-первых, Москва является союзником Тегерана и будет «продавливать» максимально выгодные условия для ИРИ, а во-вторых, исходя из их логики, необходимо усиливать давление на Иран таким образом, что ИРИ больше не имела возможности представлять им «какую-либо угрозу».

«СП»: — США предлагают создать коалицию по безопасному судоходству в Ормузском проливе. Насколько она необходима и как это соотносится с предложениями России?

— По большей части коалиция необходима, прежде всего, Вашингтону. Американцы полагают, что подобное решение сумеет объяснить всему миру, что они в вопросе иранской проблемы не одни, их поддерживают союзники. Однако на европейских союзников полагаться не стоит, они понимают, что подобная коалиция будет лишь напрягать обстановку и приведёт к необратимым последствиям, в случае их (европейцев) присоединения. Некоторые считают, можно действовать другими способами, которые будут эффективными и «измотают» Иран как экономически, так и политически.

«СП»: — Насколько сильны сейчас позиции России в регионе?

— Несмотря на укрепление России в регионе, всё равно держать под контролем многие вопросы, в том числе и по Ирану, не представляется возможным. Москва, к примеру, не смогла посодействовать тому, чтобы Штаты остались в СВПД, хотя могла бы использовать имеющиеся рычаги, способные усадить за стол переговоров американцев с одной стороны и иранцев с другой. К тому же Россия, если и пытается действовать «step by step», работа идёт медленно, а в этом деле время имеет большое значение.

Россия сможет укрепить позиции в регионе, если она реально поддержит Иран, будет способствовать быстрому «повороту» Ирана на Север. В таком случае проиранские силы в некоторых странах региона также будут благосклонны к России, а это, в свою очередь, также положительно повлияет на укрепление позиции Москвы на Ближнем Востоке.

«СП»: — Та политика, которую Москва сейчас проводит в регионе, может привести к выдавливанию из этой зоны США?

— США уже теряют определённое влияние и поэтому готовы идти на радикальные шаги (например, создание коалиции) с целью сохранить это самое влияние. В Москве есть понимание того, что Иран является одним из ключевых звеньев в регионе и любая агрессия в отношении Исламской республике может отразиться на подбрюшье России — это Южный Кавказ и Центральная Азия — а следовательно, и на самой России. Поэтому Москва пытается проводить такую политику, которая если бы и не выдавила США, то хотя бы минимизировала влияние. Выдавить полностью не получится, на это есть целый ряд объективных причин.

«СП»: — Ситуация в регионе довольна острая. И на этом фоне заявляется о проведении ирано-российских военных учений в Индийском океане. Не приведёт ли это к еще большему обострению обстановки?

— К большему обострению в регионе приведут реальные шаги американцев по изоляции Ирана. Опять же, если Вашингтон сумеет всё же сформировать коалицию, продолжит оказывать беспрецедентное давление на Иран, то обострению в регионе быть. Ирано-российские военные учения в Индийском океане в этом смысле смогут даже как-то снизить градус напряжённости, так как президент Трамп вряд ли согласится на открытую конфронтацию с Москвой в ещё одном регионе, тем более что у него началась предвыборная гонка.

*Движение «Исламское государство» (ИГИЛ)решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Loading...