«Внушить Путину страх перед Америкой»

«Внушить Путину страх перед Америкой»

31.07.2019 Выкл. Автор Алексей

Преемнику Трампа дали совет, как наладить отношения с Москвой

Будущему американскому президенту нужно внушить России страх и завоевать её доверие. Такой «рецепт» улучшения отношений с Москвой предлагает бывший старший директор по борьбе с терроризмом в Совете национальной безопасности США Джошуа Гельцер.

Свои советы преемнику Трампа относительно того, как следует вести себя с Россией, он обозначил в статье для журнала Foreign Policy («Форин полиси»). И, надо сказать, выглядят они несколько странно.

Гельцер, в частности, пишет, что для сдерживания России следующему президенту (неважно, кто им станет после Трампа) придется заставить ее бояться США, чтобы она прекратила «действовать» безнаказанно против американских интересов.

«Внушить Путину страх перед Америкой» — это, по его мнению, первая, краткосрочная задача преемника. А долгосрочная задача — заставить россиян «снова доверять США», мол, они ошибаются, считая Соединённые Штаты угрозой.

При этом сам автор признает, что требования эти — вызывать одновременно страх и доверие — могут показаться противоречащими друг другу. Тем не менее, настаивает на том, что оба являются обязательными.

Он также уверен, США нужно улучшать публичную дипломатию, чтобы честно «выражать беспокойство ситуацией с правами человека», не показывая намерения свергнуть российское правительство. Инициатива эта, по его мнению, должна включать расширение образовательного и культурного обмена. В результате россияне смогут лучше узнать американцев, что, в свою очередь, позволит снизить опасения и недопонимание.

Загрузка...

Но, как можно вообще завоевать доверие страхом, если одно практически исключает полностью другое?

Более того, сама постановка вопроса о каком-то доверии к Вашингтону выглядит, по меньшей мере, нелепо, принимая во внимание, что все доктринальные документы США имеют четкую антироссийскую направленность.

— Для американской внешней политики свойственно подходить абсолютно ко всем странам и ко всем ситуациям с одним и тем же «мерилом» — мотивировать можно и «кнутом», и «пряником», — комментирует советы американского эксперта политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — К любой стране у американцев одни и те же подходы: с одной стороны, нас должны бояться, а с другой — нас должны уважать. И мы можем вот этот «ходунок» от одного полюса к другому иногда как бы перетягивать.

То есть, сначала мы сделаем так, чтобы нас больше боялись — для этого, допустим, нарастим свой военный потенциал. А потом подвинем «бегунок» в сторону уважения — усилим какие-то программы культурного обмена или финансовую помощь окажем стране, которая в этом нуждается и т. д.

Так что предложенный автором рецепт совсем не новый. А рассуждения довольно банальны. В этой стратегии Россию можно подменить на любую другую страну, у которой с США, скажем так, довольно сложные отношения. Тот же Иран, Венесуэлу или Китай… И с такими же подходами написать еще десятки «умных» статей в другие журналы, просто меняя название страны.

Соединенные Штаты — это единственная страна в мире, которая может позволить себе такую методику, потому что мало чем рискует. Если что-то пойдет не так, она в любой случае от всех отгорожена двумя океанами.

Я думаю, этим во многом и объясняется, что во внешней политике американцы часто ведут себя как слон в посудной лавке. Они просто уверены в том, что могут себе это позволить.

Могут вмешаться, например, в гражданскую войну в Ливии. Довести дело до того, что там фактически государство исчезнет, а потом сказать: «Ой, извините, что-то не так получилось», и обратно к себе улететь, уплыть и т. д.

По большому счету, ответственности за это никто нести не будет.

А что касается того, как совместить одновременно страх и доверие, то здесь, я думаю, речь как раз идет о поддержке каких-то протестных настроений в России.

«СП»: — Автор прямо указывает, что США должны «завоевать доверие будущих поколений россиян» и «заложить основы отношений с будущими российскими лидерами». Значит, играют опять в долгую?

— Ну, конечно…

Вообще России самой было бы неплохо такой подход применять — по крайней мере, на значительной части постсоветского пространства. Работать не только (и не столько) с текущими элитами, сколько делать задел на будущее — обратить внимание на молодежь, вступающую в большую жизнь. Чтобы, когда эти люди станут определять политику своей страны, они относились к России с большей симпатией и доверием, чем нынешние лидеры.

Но пока таким «примером демократии» остаются Штаты. Они уже отработали этот имидж. Они постоянно заявляют, что у них и разделение властей есть, и выборы самые демократические — в общем, берите все пример.

Кстати, еще один важный момент… Санкции последних лет, которые вводят США, это — обратите внимание — санкции не против страны, как таковой, а против либо конкретных отраслей ВПК, либо конкретных чиновников.

И это часть той же самой стратегии. Ведь всегда можно сказать: «Мы не против всех граждан России, мы наказываем только плохих чиновников, которые ответственны за нарушение прав человека (или вмешательство в американские выборы)». Они как бы делают здесь разграничение.

«СП»: — Такое впечатление, что в США просто не понимают, что есть Россия, сама по себе, исторически и ментально. Россия все войны, которые Запад начинал, заканчивала. А что остается от стран, о которых американцы проявляли «заботу», мы знаем на примере Ливии, Ирака, Афганистана и других…

— Тот факт, что США являются пока еще ведущей державой (во всяком случае, в экономическом и военном отношении), это как бы в значительной степени снижает необходимость проведения настоящей, четкой, качественной экспертизы.

Иными словами, когда вы «Царь горы», по большому счету, вам не нужно особо углубляться в специфику каждой конкретной страны, с которой вы взаимодействуете. Для вас все эти страны находятся в подчиненной позиции. В этом смысле метод «кнута и пряника» в значительной степени исходит не из того, что в Штатах нет качественных специалистов — они там все-таки есть. Им просто нет необходимости вникать в какие-то тонкости. Они — лидеры, и будут находиться в лидерах, как они считают, неограниченное время.

Значит, это под них все должны подстраиваться, их должны изучать и пытаться наладить какие-то особые отношения. А сами они могут делать все, что хотят.

Историю люди учат не всегда глубоко, к сожалению. Тем более если мы говорим про новое поколение, которому в большей степени свойственно «клиповое мышление». У этого поколения, смотрящего на мир вокруг себя через гаджеты и промо-ролики, нет особого интереса, скажем, вникать в историю негативного воздействия Соединенных Штатов. При этом они знают, что существует такая Кремневая долина, которая находится в Калифорнии, а не в Воронеже.

По большому счету, американцам есть, что предложить этой, так сказать, «условно продвинутой», части наших граждан. И им вовсе необязательно копаться в собственной истории для того, чтобы признавать или не признавать свои какие-то просчеты.

Хотя иногда они не прочь и просчеты признать. Признали же, что вторжение в Ирак с их стороны было ошибкой…

«СП»: — В предложенной «программе примирения» есть еще третий пункт, который автор называет самым тяжелым для Вашингтона. Он должен, «по крайней мере, при определенных обстоятельствах», признать законность российских интересов в «ближнем зарубежье». Правда, с оговоркой — «если это не противоречит его обязательствам перед НАТО или европейскими партнерами». Ну, ведь явное лукавство?

— Понятно, что оговорка эта — своего рода «предохранитель», который можно включать, а можно выключать. Как известно, союзников и партнеров у США достаточно много.

Поэтому, скорее, речь идет о том, что в российско-американских отношениях есть понимание, что Крым как бы остается частью России — это не обсуждается. Но есть какие-то другие регионы, которые вполне обсуждаемы.

Все-таки в США идея о том, что однополярный мир переходит в стадию многополярности, она еще не совсем принимается. А если у вас однополярный мир, а вы — его полюс, то, по большому счету, вы должны контролировать все, что происходит вокруг, даже если это происходит на другой стороне Земного шара.

Это, в принципе, то же самое, когда, скажем, они говорят о том, что антироссийские санкции, связанные с Крымом или с Донбассом будут сняты в ту же секунду, когда Россия выполнит ряд условий, а эти условия являются невыполнимыми. Например, как раз вопрос Крыма.

Нельзя, вроде бы, сказать, что это ложь со стороны США. Ведь это просто некоторые требования, которые не могут быть выполнены.

Но санкции вводятся без учета мнения россиян, а в силу внутренней динамики в США, которая зачастую касается не России, как таковой, а противоречий между республиканцами и демократами в самой Америке.

«СП»: — А не много ли они на себя берут, думая, что этот «рецепт» сработает?

— В США, наверное, думают, что у них получится, потому что за последние чуть больше ста лет Россия распадалась дважды — в 1917 и 1991 гг., а США — ни разу не распадались.

Этим они, видимо, и мотивируют свой «здоровый оптимизм», что все государства, в том числе и Россия, рано или поздно придут к модели некой либеральной демократии, как у них, в Соединенных Штатах. Это, как они считают, может случиться и через десять лет, и через двадцать.

По крайней мере, пока они на коне, ждать могут сколь угодно долго. Поэтому и опираются на выстраивание отношений не с нынешними элитами, скажем, а с будущими.

Loading...