Аппетиты чиновников и олигархов растут: Нам вводят налог на еду и воду

Аппетиты чиновников и олигархов растут: Нам вводят налог на еду и воду

02.08.2019 Выкл. Автор Алексей

Производителей обязывают делать маркировку продуктов питания, а платить будут простые россияне

Правительство намерено ввести в России обязательную маркировку питьевой воды. На этом давно настаивает госкорпорация «Ростех», которая и получит профит от новой реформы — по 50 копеек с каждой проданной бутылки.

Кто лучше, фальсификаторы или монополисты?

Под предлогом борьбы с фальсификатом правительство России вводит повсеместную маркировку самых разных товаров. Сначала она стала обязательной для шуб и меховых изделий, затем — для табачных изделий и молочных продуктов, теперь на очереди — лекарственные препараты.

В декабре нынешнего года такая же маркировка (разумеется, обязательная) будет введена для изделий легкой промышленности (белья, одежды и обуви), парфюмерии (духов и туалетной воды), фотоаппаратов и ламп-вспышек к ним, шин и пневматических покрышек.

Стоимость нанесения одного цифрового кода в формате Data Matrix составляет 50 копеек. Эту сумму производители молока, сигарет и духов заплатят определенному правительством России оператору системы — ООО «Центр развития перспективных технологий» (ЦРПТ), который принадлежит структурам бизнесменов Алишера Усманова, Владимира Скоча и Александра Галицкого, а также госкорпорации «Ростех».

Именно директор «Ростеха» Сергей Чемезов сейчас ратует за то, чтобы маркировали в России… уже и питьевую воду. На встрече с президентом Владимиров Путиным он пугал его, что, дескать, доля фальсификата составляет на рынке 25−30%, а в некоторых регионах достигает 80%.

Загрузка...

— Подделку можно минерализовать до степени любого источника. Химический состав написан на этикетке, достаточно воспроизвести его, чтобы вода по вкусу напоминала оригинальную. Зачем возить воду с Кавказа или из зарубежья, если ее можно налить в Подмосковье из-под крана?! — рассказывал Чемезов президенту.

«Ростех» крепко взялся за нарзан

Идею маркировать питьевую воду первым озвучил даже не Чемезов, а бывший заместитель полпреда президента в СКФО Сулейман Вагапов. Ныне он возглавляет завода «Холдинг аква», который разливает минеральную воду под брендами «Ессентуки № 4», «Ессентуки № 17», «Нарзан», «Славяновская» и «Нагутская».

«Холдинг аква», принадлежащий государственной компании «Кавминкурортресурсы», обратилась с подобной инициативой в Минпромторг России. Ведомству Дениса Мантурова необходимость введения маркировки оправдывали именно запредельной долей «водного» фальсификата. Поддержали идею и Мантуров, и глава Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин.

Хотя очевидно, что бизнесмены и чиновники ратуют не только за «чистоту» рынка. Обязательная маркировка — это просто золотое дно. По подсчетам агентства BusinesStat, в 2017 году в России было реализовано почти 6,8 млрд. литров минеральной и питьевой воды. Подсчитать, сколько это бутылок, сложно. Ну пускай будет столько же. Учитывая, что маркировка каждой бутылки обойдется примерно в 50 копеек, высчитываем прибыть оператора системы — порядка 3,4 млрд. рублей. Естественно, за такой куш стоило бы побороться.

Причем аппетиты лоббистов растут не по дням, а по часам. Ведь еще только в «пилотном» режиме реализуется маркировка молочной продукции, и даже предварительные итоги подводить рано — удалось ли снизить долю фальсификата на рынке, неизвестно. Но «Ростех» уже крепко взялся за питьевую воду, которая гарантирует ничуть не меньшую выручку для оператора маркировки.

Зачем нужен двойной контроль

Производители молочной продукции дружно восстали против внедрения маркировки. Казалось бы, они должны радоваться тому, что с рынка нещадно «выметут» фальсификаторов. Но выгода от честной конкуренции окажется меньше, чем потери от внедрения дорогостоящего «цифрового» продукта. Да еще и не одного! Напомним, что с 1 июля часть молочной продукции (сыры, сливочное масло, молочные консервы и сухое молоко) обязательно должна иметь цифровой сертификат в системе «Меркурий», принадлежащей Россельхознадзору, а с 1 ноября эти требования распространяются на мороженое, питьевой молоко и кисломолочную продукцию.

— Есть серьезные вопросы к дублированию систем: «Меркурий» сейчас является основной, он призван обеспечить полную прозрачность относительно качества и происхождения продукта. Если же будут две системы слежения, «Меркурий» и Data Matrix, то финансовое бремя для производителей действительно станет тяжелым, — говорит «Свободной прессе» старший аналитик информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова. — Деньги нужны на транспортные расходы, на смену модели логистики, на склады, на процедуры интеграции, если она потребуется, а это, скорее всего будет именно так. Поэтому недовольство производителей вполне можно понять. Чем больше неопределенности, тем хуже для бизнеса.

«СП»: — Чиновники объясняют это тем, что, мол, будет дополнительный контроль.

— Сам сегмент молочной продукции уже внедрен в систему надзора тем же «Меркурием». Какая необходимость в двустороннем контроле, если учесть, что функционал того же «Меркурия» предусматривает снижение коррупционной составляющей? И вот тут пока нет четкого ответа.

«СП»: — Цены на «молочку» и воду, когда система будет внедрена, вырастут?

— Производитель традиционно перекладывает свои издержки на плечи конечного покупателя. Так что маркировка, скорее всего, отразится на цене продукции в сторону ее повышения. Но потребитель, в свою очередь, получит сейчас гарантию качества продукции и снижение вероятности контрафакта.

Loading...