Опрос показал: С митингующими москвичами силовики расправились с согласия 69% россиян

Опрос показал: С митингующими москвичами силовики расправились с согласия 69% россиян

03.08.2019 Выкл. Автор Алексей

Большинство наших соотечественников одобряют жесткие меры по отношению к оппозиции, но не к народу

Большинство россиян (69%) согласны с жесткими действиями властей при разгоне несанкционированного митинга, показал опрос Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Исследование проводилось по следам прошедшего в Москве 27 июля митинга, в ходе которого было задержано больше тысячи человек, несколько привлечено к уголовной ответственности.

Респондентам было предложено ответить на вопрос, согласны или не согласны они с мнением, что в подобных ситуациях власть должна действовать в соответствии с законом, даже если приходится применять жесткие меры. 61 процент опрошенных москвичей ответили, что «скорее согласны», 26 — что «скорее не согласны», затруднились с ответом 13 процентов. Среди остальных россиян «скорее согласных» 69%, а «скорее несогласных — 23%, 8% затруднились ответить.

При этом большинство опрошенных, как среди москвичей (83%), так и среди жителей других регионов (59%) знали об акции 27 июля.

Кроме того, участникам опроса предложили выразить отношение к отказу Мосгоризбиркома регистрировать ряд независимых кандидатов из-за проблем с подписями. И именно этот вопрос вызвал негодование участников соцсетей, которые обратили внимание на его формулировку и отсутствие ответа, подразумевающего согласие с тем, что недопуск кандидата производился по надуманным основаниям. А ведь поводом для протестных акций послужили как раз претензии к процессу подсчета подписей.

Недоверие вызывает и возможное проявление субъективной оценки, так как респондентам в качестве примеров были названы имена конкретных политиков, хорошо известных москвичам: Илья Яшин, Геннадий и Дмитрий Гудковы, Любовь Соболь.

— Более 60 процентов — это немало, — считает директор Института свободы и член бюро президиума партии «Родина» Федор Бирюков.

Загрузка...

— Такой неожиданный, казалось бы, поворот общественного мнения к «старому доброму ультранасилию» на самом деле вполне естественен. Во-первых, тут явно прослеживается своего рода спортивный интерес. Люди соскучились по «движухе», публичная политика стала слишком скучной и постановочной. А выборы тем более. На политических ток-шоу по телевизору — сплошная Украина вперемешку с Америкой. И одни и те же говоряще-кричащие головы. А спокойная, в рамках закона и приличий, акция «за честные выборы» — тоже скучно. Так что все заинтересованные стороны: либеральная оппозиция, московские власти, силовики и сторонние гражданские наблюдатели невольно сошлись во мнении, что нужен динамичный уличный «движ». И все друг другу подыгрывают в этом. Кто-то осознанно, кто-то нет, но процесс налицо.

Все это лишний раз свидетельствует о глубоком кризисе российской политической системы, лишенной динамики и драйва в рамках правового поля. Во-вторых, в данном случае большинство тех, кто одобряет силовой разгон протестных акций, таким образом выражает враждебность к этой конкретной либеральной оппозиции. И вполне заслуженно, справедливо. Если бы либералы хоть как-то пытались найти взаимопонимание с широкими слоями населения, общественное мнение было бы другим. Но уличный «либеральный сектор» и его нехаризматичные «вожди» как всегда ведут себя, словно злобные и при этом вполне себе не бедные клоуны, которые сами по себе вызывают не симпатии, а эмоциональный протест масс. Либеральные «элитные» клоуны непонятны и неприятны большинству народа. Поэтому в данном случае массы поддерживают полицейских и росгвардейцев, которые ближе к народу, чем либеральные протестные элиты. Большинство россиян совершенно не хотят присоединяться к акциям протеста, но не против посмотреть по телевизору на их красочный разгон. Тоже понятно: раз хлеб дорожает, то нужно больше бесплатных зрелищ.

«СП»: — При этом об акции протеста, которая прошла 27 июля, знали 83% жителей столицы и 59% жителей других регионов. Это вроде немало. Люди все-таки активно интересуются такими, казалось бы, скучными событиями, как выборы в МГД?

— Не видя своих представителей среди подавляющего числа кандидатов — как незарегистрированных, так и зарегистрированных, народ равнодушно относился и к самим выборам, считая их постановочной игрой в интересах узкой «политической прослойки». Если бы не нынешний конфликт, про выборы в Мосгордуму никто бы и не вспомнил. Похоже, именно поэтому власти смоделировали такую ситуацию, дабы пробудить искренний интерес к избирательной кампании, причем не только в Москве, но и по всей стране. Рискованная, но эффективная, как оказалось, тактика. Как скажется это на результатах конкурирующих сил — закамуфлированных под «самовыдвиженцев» единороссов и кандидатов от оппозиционных партий, — мы узнаем после голосования. Но главная на данный момент задача успешно выполнена, общество обратило внимание на выборы.

В целом, очевидно, что власти и либералы обоюдно провоцируют друг друга, преследуя, конечно, свои различные цели. Власть демонстрирует твердость, что тоже вызывает поддержку в обществе. А либералы получают вместо скучных и безуспешных локальных избирательных кампаний яркую картинку «уличной борьбы», чтобы лишний раз потрясти своих спонсоров и занять делом личный состав «уличных бойцов». При этом, если сравнивать с аналогичной западноевропейской практикой, с теми же выступлениями «желтых жилетов» в Париже, то наши силовики действуют в разы мягче.

Еще раз подчеркну основной момент: поддержкой силовых действий властей народ в первую очередь выражает протест против либеральной оппозиции, чьи идеи, лозунги и устремления абсолютно чужды подавляющему числу российских избирателей. Поэтому либералам ничего другого не остается, как служить время от времени мальчиками для битья. Однако в случае, если полицейские дубинки будут обращены в сторону каких-то народнических политических сил, реакция общества будет принципиально иной. Так что не рекомендую властям рассматривать нынешние сезонные методы уличной работы как универсальные.

— В стране, где фальсифицируют и результаты выборов, слепить нужный опрос — легче легкого, даже ничего фальсифицировать не нужно, лишь составить нужный вопросы, — уверен наш постоянный эксперт Анатолий Баранов.

— Например, согласны ли вы с жесткими мерами на митинге, если возникает опасность для детей и беременных женщин? Тут даже сидящие в кутузке задержанные 27 числа, и то, пожалуй, согласятся, у нас детей и беременных любят…

«СП»: — В целом, как, по-вашему, настроен у нас народ по поводу прошедших событий? Большинству все равно? Москва тут как-то выделяется политической активностью?

— У нас нет единого народа с единым мнением. Разве полторы тысячи задержанных на последней акции — это не народ? Так и те, кто их арестовывал — тоже, в общем, часть народа. Позицию большинства народа, по идее, должны демонстрировать референдумы и выборы. Но референдумы федерального уровня у нас есть только в Конституции, а в реальности вон пытались Мухин сотоварищи провести референдум об ответственности власти перед народом, так посадили. Что до выборов, если они не являются свободными и равными, то как по ним оценить волю народа? Однако число задержанных на несанкционированной акции говорит о том, что существенная часть народа существующими порядками недовольна.

Власть фактически признала, что намеренно забраковала существенную часть подписей кандидатов, когда потом признала действительными суммарно более 5 тысяч ранее забракованных подписей. Все равно допустили до выборов одного Митрохина, но ведь тоже допустили, признав, что забраковали подписи за него необоснованно. Это факт. В такой ситуации вообще надо отменять эти выборы, срочно менять закон и проводить новое выдвижение и голосование. Или признавать, что предстоящие выборы заведомо несправедливы и незаконны.

«СП»: — В соцсетях сейчас много споров на эту тему, люди разделились на два лагеря. Одни поддерживают митинги, даже не относя себя к либералам, другие говорят, что либералов нужно бить. Общество расколото? Насколько это опасно?

— Общество давно расколото, со времени событий 1993 года, как минимум. Гражданская война в ту осень не состоялась, но в умах граждан она продолжается. И расколото общество не на условных «красных и белых», а еще и на множество других цветов и оттенков. Власти это выгодно, поскольку это ослабляет протест, и власть сознательно пытается формировать общественное мнение в соцсетях, не понимая, что просто создает симулякры и обманывает сама себя: одни структуры старательно искажают картинку общественного мнения, а другие структуры анализируют эту искаженную картину. Что получается в финале? Подозреваю, что в Кремле сформирована какая-то очень интересная картина жизни в России, но картина эта в жанре крутого фэнтези, а не реалити-шоу.

«СП»: — Даже пенсионная реформа не смогла вывести миллионы на улицу. Почему при этом выборная повестка выводит больше людей? Стоит ли ждать изменения ситуации?

— Тут вопрос в заинтересованности сторон. Любой протест все равно нужно формировать, поддерживать, модерировать. Иначе он быстро затухает и даже иной раз вообще не возникает. Но если постоянно играть с обществом, оно может в один непрекрасный день дать такую аллергическую реакцию, что мало не покажется, да и само общество пострадает очень сильно. Это все находится в сфере ответственности власти. Но если власть по определению безответственна, то в обществе могут образовываться новые центры силы, влияния и создания смыслов. Как в 1917-м году власть в лице Временного правительства вдруг обнаружила, что она уже и не власть никакая, а власть перешла к самопровозглашенным по сути структурам — советам. И 25 октября советы даже не взяли власть, она уже была у них, а только завершили процесс жирной точкой. У нас пока все спокойней, чем в 1917-м, но время идет…

Loading...