А кто не пьет? Москва стала столицей алкоголиков

А кто не пьет? Москва стала столицей алкоголиков

05.08.2019 Выкл. Автор Алексей

Минздрав не предупреждает, что употребление крепких напитков опасно для здоровья

Минздрав утверждает, что Москва возглавила рейтинг субъектов России по количеству первичных заболеваний психическими расстройствами, вызванных употреблением алкоголя. В прошлом году в столице было зафиксировано 2,8 тысячи пациентов с диагнозами такого рода, включая синдром алкогольной зависимости. Таким образом Москва отобрала «пальму первенства» в вопросе пить или не пить у Самары и ранее лидировавшего Краснодара. При этом в России, опять же по результатам опросов, стали пить значительно меньше, особенно в молодежной среде. А как же, ставшая крылатой фраза из кинофильма «Покровские ворота»: «А кто не пьет? Назови!»? Неужели все пьют?

Объективности ради заметим, что потребление алкоголя в Москве напрямую связано с численностью жителей столичного региона, куда можно включить Подмосковье и Новую Москву. А это около 30 миллионов жителей, как «понаехавших», «оставшихся» и коренных. Так что показатель «употребляющих» довольно спорный, и скажем, в Челябинской области, где проживает 3,5 миллиона человек, «буйных» насчитали 2,4 тысячи, поэтому москвичей записывать в разряд особо пьющих, наверное, все-таки не стоит.

— Столичная жизнь всегда представлялась насыщенной развлечениями, с особым шиком и куражом, где нужно веселиться и «прожигать» жизнь, — говорит доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский. — В принципе, ничего не изменилось, ночная жизнь в Москве бурлит, но вот этот «праздник жизни» стал малочисленным. Нынешний москвич мотивирован на зарабатывание денег — у него ипотека, кредиты, боязнь потерять работу, тут не до гуляния. Да и крепкий алкоголь стоит недешево. Для среднестатистической столичной семьи поход в ресторан стал событием, сравнимым с поездкой в отпуск. Выпивают москвичи не больше, чем по стране — на бытовом уровне, дома или на даче, может в соседнем кафе. В целом же, употребление элитного алкоголя заметно сократилось, преобладают пиво и водка. В отличие от табака на них почему-то не пишут, что они опасны для здоровья.

К пьющим странам можно причислить весь христианский мир. Употребление алкоголя уходит в глубь истории как минимум на 7−8 тысяч лет — археологические находки свидетельствуют об изготовлении алкогольных напитков. Нынешняя территория России ранее никогда не главенствовала в рейтинге пьющих народов, да и в нынешнем списке мы не впереди планеты всей. Хотя и не в отстающих. И распространенный миф о том, что выбор христианской религии для Руси князем Владимиром был связан именно с возможностью употребления алкоголя, это вымысел поздних летописцев. Свидетельств о виноделии, самогоноварении у наших предков не существует. Былинные мед и брага являлись слабоалкогольными, образующимися в процессе длительного естественного брожения, напитками.

В XIX веке потребление чистого алкоголя на душу населения в России составляло 1−2 литра в год. Сейчас — 13 литров. Но есть устойчивая тенденция — мы постепенно снижаем градус употребляемых напитков.

Разумеется, окружающая обстановка оказывает немалое влияние на употребление алкоголя. После революции 17-го года пить стали несколько больше — это было связано с индустриализацией и увеличением численности рабочего класса, который, в отличие от сельских жителей, выпивавших лишь сезонно, большей частью зимой, употреблял алкоголь в любое время года. Появились доступные для многих рестораны. К началу 40-х годов потребление алкоголя возросло до 3−4 литров. Резкий скачок произошел после Великой Отечественной войны — фронтовики привнесли традицию употребления алкоголя в мирную жизнь. Увеличению потребления алкоголя способствовало и то, что огромное количество людей, прошедших ужасы войны, не могли себя реализовать в мирной жизни. В то время самым популярным был тост: «Чтобы не было войны!» Ну как за такое не выпить?

Загрузка...

Экономическая ситуация в стране всегда заставляла руководство стимулировать производство алкоголя. Впрочем, увеличение производства — не основная причина роста потребления спиртных напитков, главное — вырос спрос на них. Это вошло в так называемую кухонную культуру — выпивать стали каждый день.

А что же сами вожди? Если взять Сталина, то он употреблял лишь красное вино, предпочитал «Хванчкару», и в небольших дозах. Как свидетельствуют историки, больше любил смотреть и слушать подвыпивших людей из своего окружения. Известен случай, когда Сталин назначил министром угольной промышленности человека, про которого говорили «любит выпить». Сталин налил ему стакан — тот осушил. Налил второй — то же самое. Третий — тут кандидат на руководящий пост предупреждающе поднял ладонь и произнес: «Засядько меру знает». Умение вовремя остановиться понравилось вождю.

В особых пристрастиях к алкоголю не были замечены ни Николай II, ни Ленин, хотя они его и не чурались. Особым любителем спиртного не был и Хрущев, который позволял себе лишь махнуть «для храбрости» перед выступлением на публике — его знаменитая фраза про «кузькину мать» родилась явно под воздействием алкоголя. Леонид Брежнев был эпикурейцем — мог употребить изысканные напитки под хорошую закуску. Позволял себе «остограммиться» и известный борец с пьянством Михаил Горбачев, но исключительно за закрытыми дверями, особенно на родной Ставропольщине. Владимир Путин и Дмитрий Медведев — нормальные люди, могут иногда выпить, но в редких случаях и уж точно без вреда здоровью. Почему-то считается, что Борис Ельцин был беспробудным пьяницей — памятуя его дирижирование оркестром в Германии и сон в самолете в Ирландии, когда его ожидала официальная делегация. И хотя Борис Николаевич и не чурался спиртных напитков, но к записным алкоголикам его причислять нельзя — человек снимал стресс. Так что откровенных алкоголиков среди руководителей России за последнее столетие не было.

— Доля алкоголиков практически одинакова для всех стран, — считает главный нарколог Минздрава России Евгений Брюн. — Если говорить о России, то у нас 2 процента абсолютно нездоровых людей, у которых наблюдаются неизлечимые психические расстройства. Еще 10 процентов — страдающие соматическими расстройствами. Отсюда до крайней черты — буквально один шаг. 20−30 процентов приходится на людей, злоупотребляющих алкоголем, которые входят в группу риска и являются потенциальными пациентами наркологов. Именно они влияют на те самые статистические литры потребления алкоголя на душу населения. А 5 процентов — абсолютные трезвенники. Не пьют спиртное ни при каких обстоятельствах, просто не воспринимают его в качестве стимулятора и заменяют спиртное любыми другими напитками или едой. Иногда это какой-то внутренний психологический барьер, но большей частью трезвенники просто не реагируют на алкоголь и не видят смысла в его употреблении. Их реакция сравнима с неприятием большинством людей наркотиков и психотропных средств. Остальные же, самая многочисленная категория, — те, кто пьет умеренно, можно сказать, ритуально. Бокал вина или рюмка крепкого спиртного в день рождения или другой праздник — это для них норма. Большей потребности в алкоголе такие люди не испытывают.

А как в других странах? По общему количеству все примерно одинаково. Меняется только соотношение. В северных странах традиционно больше употребляют крепкий алкоголь, как говорят у нас, «для сугреву». Чем южнее, тем выше культура вина. Если взять Францию, то, скажем, на Средиземноморском побережье предпочитают сухие вина, на севере больше налегают на кальвадос, срединная часть этой страны славится коньяками и шампанским. Кстати, французы употребляют достаточно много алкоголя, но планку держат большей частью за счет вина, которое предпочитают разводить водой. В России водка в почете именно в северных регионах, которых у нас большинство. В южных районах больше пьют вино. В том же Крыму почитателей крепких напитков гораздо меньше, чем, скажем, в Мурманске.

Loading...