Пенсионная афера: Власти денег мало, она думает, как снова развести стариков

Пенсионная афера: Власти денег мало, она думает, как снова развести стариков

07.08.2019 Выкл. Автор Алексей

Из-за безответственных шагов Минэкономразвития выплаты от НПФ рискуют составить жалкие сотни рублей вместо нескольких тысяч

Министерство экономического развития приняло решение углубиться в проблемы российского рынка пенсионного страхования, возникших из-за проводимой пенсионной реформы. Соответствующая профильная группа ведомства уже провела свое первое заседание на минувшей неделе.

Как сообщает, в частности, «Коммерсантъ» со ссылкой на собственные неназванные источники, Минэкономразвития хочет сформировать собственную экспертизу по вопросам пенсионной системы, чтобы работать по ним в процессе согласования законодательных инициатив или даже выступать их инициатором. В ходе мероприятия также рассматривались различные варианты в сфере ограничения переходных кампаний по обязательному пенсионному страхованию (ОПС). Кроме того, участники встречи обсудили концепцию индивидуального пенсионного капитала (ИПК), разрабатываемую в настоящее время Центробанком и Минфином.

Учитывая, что в настоящее время основными экспертами по вопросам пенсионного страхования сейчас являются как раз Центробанк и Министерство финансов, игроки этого рынка опасаются, что появление нового участника может серьезно затянуть решение накопившихся вопросов в сфере регулирования работы негосударственных пенсионных фондов (НПФ) и еще большее ударит по пенсионной реформе.

Кстати, после того, как правительство взялось за эту пенсионную реформу и приняло людоедский закон о повышении пенсионного возраста, НПФ сохранили для россиян возможность получения пенсии по негосударственному пенсионному обеспечению (НПО) в прежних возрастных рамках: 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин. Примечательно, что в свое время именно Минэкономразвития давало отрицательный отзыв на эту норму, предусматриваемую законом «О НПФ».

Обсуждая с «СП» перспективу предпринятых Министерством экономического развития шагов, аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев объяснил их тем, что пенсионная реформа сильно буксует.

— Прошлогоднее повышение возраста выхода на заслуженный отдых и предпринятые тогда же попытки реализации некоторых законодательных новаций в этой сфере какого-то радикального улучшения не произвели, хотя именно это от них и ожидалось, — подчеркнул эксперт. — Да, бюджетный трансферт в пенсионный фонд России несколько снизится, однако россияне совершенно не стремятся нести свои деньги в НПФ, потому что предыдущий опыт показывает, что чаще всего это оборачивается их потерей.

Загрузка...

Здесь нужны действительно серьезные изменения, однако складывается впечатление, что правительство, прекрасно это понимая, тем временем не знает, в каком направлении тут нужно действовать, предлагая наугад попробовать то одно, то другое, то третье. В итоге, доверие россиян к пенсионной реформе упало ниже некуда. Поэтому и инициируются всевозможные комиссии и совещания, чтобы заставить граждан нести деньги в фонды при том, что большинство из них однозначно для себя решило, что гораздо проще и надежнее доверять в этом плане банковским вкладам.

«СП»: — Принимая во внимание последние высказывания главы Минэкономразвития Максима Орешкина, вызывающие саркастическую улыбку у многих независимых экспертов, можно ли говорить о том, что Минэкономразвития в целом является компетентным экспертом в вопросах пенсионного законодательства, в том числе той самой пенсионной реформы?

— Думаю, нет, и объясню, почему. Потому что пока нет четкого понимания, в каком направлении двигаться и что предпринимать. И в силу отсутствия внятной концепции действий любые подвижки воспринимаются как попытки нащупать дорогу в темноте наугад — авось, да повезет и она окажется выигрышной. Впрочем, кроме принятого в жестком директивном порядке решения о повышении пенсионного возраста, которое представлялось чиновникам четким и ясным, все остальное и до этого времени выглядело именно так.

«СП»: — Почему же?

— Потому что так называемая «медицина пожилых» не создана, механизм обеспечения предпенсионеров работой не функционирует, все работодатели прекрасно знают, как обойти законодательный запрет на увольнение сотрудника пожилого возраста. В таких условиях, повторюсь, неудивительно, что Минэкономразвития пытается с помощью экспертных групп изыскать хоть какие-то пути привлечения средств россиян в пенсионные фонды.

— Логично предположить, — развил мысль руководитель департамента социального развития аппарата Федерации независимых профсоюзов России, кандидат экономических наук Константин Добромыслов, — что ведомство, наряду с Минфином и Центробанком, являющимся сейчас администратором страховой системы пенсионных фондов, также заинтересовано в этих финансовых ресурсах. Причем Минэкономразвития проповедует иной подход к этим «длинным» деньгам.

«СП»: — Ну, так, возможно, в спорах о подходе к ним и родится та самая истина, которой так не хватает российской пенсионной системе?

— Здесь есть одно очень серьезное «но». Самое главное условие пенсионного страхования состоит в том, чтобы собранные фондами средства (а это, на минуточку, по средним оценкам, от 3 до 5 триллионов рублей) вернуть застрахованным получателям пенсий. Но когда разговор заходил о деятельности НПФ, этот вопрос, к сожалению, всегда оставался на задворках. Все были уверены, что деньги соберут, но никто не расписывал конкретный механизм их возврата, кроме расплывчатых обещаний «как-то вернуть» на фоне «хорошей доходности». Причем таковая получалась только у самих фондов, а вот у непосредственных получателей пенсий — не получалась.

«СП»: — По какой причине не получалась?

— Потому что люди, занимающиеся инвестированием, никак не могут взять в толк, что деньги надо вкладывать в ликвидные активы. Вместо этого их вкладывают в активы неликвидные. Покупают, например, какие-то «мусорные» бумаги за бесценок, причем у своих же аффилированных компаний, а потом говорят — извините, мы хотели, но ничего не получилось, прибыли нет, что же поделать, вернем вам по номиналу лет через 40. Но за это время деньги обесценятся раз в 60, так что вместо условных 10 тысяч рублей пенсия составит рублей 150. Кому она такая нужна? По закону-то получается все правильно и хорошо, обязательства перед застрахованными выполняются, но по существу-то последние остаются без денег!

«СП»: — Может, Минэкономразвития сможет-таки прикрыть эту лазейку, и россияне в массе своей все же начнут получать более или менее приличные пенсии?

— Дело в том, что у НПФ и без того ежегодно меняются формулы расчета пенсий. Там период условной ее выплаты каждый год увеличивается, что означает сокращение ее размера. Причем это установлено на законодательном уровне.

«СП»: — Стоит ли предполагать, что именно эту систему и собирается ломать Министерство экономического развития, говоря о перспективных законодательных инициативах в пенсионном законодательстве?

— Минэкономразвития полагает, что здесь оно найдет некий финансовый ресурс, но все время забывает о том, что по финансовым обязательствам надо отвечать. Видимо, рассчитывает, что собранные деньги через 40 лет возвращать не придется. За это время много чего может произойти, да и кто доживет до этого срока — тоже вопрос.

«СП»: — А вот это намерение ведомства влезть в обсуждение системы ИПК, по поводу которой монетарные власти страны никак не могут прийти к компромиссу, чем объясняется? Не приведет ли появление третьего игрока в партии к полной неразберихе?

— Лично я уверен, что чем больше экспертов будет обсуждать концепцию индивидуального пенсионного капитала, тем полнее и лучше будет освещен вопрос. Но глобальная проблема тут заключается в том, что ни одно изменение пенсионной системы в России не подтверждалось фундаментальными экономическими расчетами.

Боюсь, в этот раз все получится точно так же. Сначала последуют какие-то декларативные заявления, потом кто-то что-то подсчитает, потом, как водится, что-то где-то не сойдется, но поскольку заявленную идею продвигать все же надо, расчеты запрячут под сукно и скажут — давайте делать вот так, поскольку это хорошо просто потому. что мы так сказали.

Но даже если производить расчеты, что называется, на пальцах, становится понятно — должен быть хороший инвестиционный климат, рост ВВП и развитие экономики. Но прогнозы даже по мировому росту ВВП невысоки, а механизм ИПК начинает нормально работать только в том случае, когда на выходе, у самого пенсионера, а не у НПФ и управляющих компаний, появляется доходность в размере более 7% от уровня существующей инфляции. Но, к сожалению, после того, как все эти УК и НПФ забирают свою долю прибыли с денег застрахованного у лица, у этого самого лица никакой прибыли уже не остается.

Loading...