Зеленский у Эрдогана будет искать дружбы с Путиным

Зеленский у Эрдогана будет искать дружбы с Путиным

07.08.2019 Выкл. Автор Алексей

Зачем президент Украины отправился в Анкару и как это визит скажется на России

Сегодня Владимир Зеленский отправится на два дня (7 и 8 августа) в Турцию. Но не в качестве отдыхающего, как это было в апреле, когда после победы на выборах он поправлял здоровье на одном из фешенебельных турецких курортов. Он едет обсудить со своим турецким коллегой Реджепом Эрдоганом широкий круг вопросов.

Так, во всяком случае, пишет о предстоящем визите украинского президента местная пресса.

Агентство QNA, в частности, отмечает, что на повестке дня несколько тем, в том числе, культурные отношения, диаспорное сотрудничество, дипломатия и безопасность.

Поговорят лидеры двух стран о продолжении сотрудничества в оборонной сфере. Кроме того, Зеленский собирается привлечь турецких специалистов для строительства дорог на Украине.

И, конечно, стороны не обойдут вниманием, по всей видимости, болезненный для обеих вопрос о статусе Крыма. Неслучайно среди сопровождающих украинского президента в этой поездке значится новоизбранный нардеп от порошенковской «Европейской солидарности», лидер запрещенного в России крымскотатарского «меджлиса»* Мустафа Джемилёв.

Он намерен обсудить с президентом Турции «положение украинских политзаключенных в аннексированном Крыму, и в России». Хотя, по собственному признанию, перспектив в этом вопросе не видит.

Загрузка...

Между тем, некоторые эксперты считают, что визит этот имеет еще одну цель, которая в официальном перечне не указана.

А именно, Зеленский, по мнению украинского политолога Алексея Якубина, может попробовать повторить тактику своего предшественника, который пытался использовать Эрдогана в качестве посредника в контактах с президентом России Владимиром Путиным.

У Порошенко, правда, не получилось…

Руководитель Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока Гумер Исаев сомневается, что и в случае с Зеленским это удастся сделать:

— Вряд ли Эрдогана можно использовать со стороны Украины для коммуникации между российским и украинским президентами. Потому что, мне кажется, потенциальных посредников и так достаточно.

Тут надо понимать, что для Турции, вопрос Крыма, он тоже деликатный, поскольку значительное количество жителей там считают полуостров своей «исторической родиной». Поэтому каждый раз, когда какие-либо контакты между украинскими и турецкими лидерами (или министрами) происходят, всегда, в общем-то, пристальное внимание к тому, что скажут по поводу Крыма. Кто как отреагирует…

И это сложный сюжет. Там не просто вопрос признания (Анкара, как известно, отказывается признавать суверенитет России над Крымским полуостровом).

Это и вопрос паромного сообщения. Помните, была такая история о паромах, которые вопреки санкционной политики будет курсировать между Стамбулом и крымскими портами. Является ли это признанием-непризнанием?

Вопрос, опять-таки, ведения бизнеса. Ведь турецкие компании очень активны в целом на постсоветском пространстве.

Поэтому, я думаю, что здесь, наверное, Эрдогану не очень-то выгодно, поскольку вопрос взаимоотношений между Россией и Украиной, он не лежит в плоскости того же самого Ближнего Востока или Черного моря. Это в первую очередь вопрос Донбасса. А здесь Турция, мне кажется, предпочтет все-таки оставаться в стороне.

То есть, не проявляя каких-то активностей, чтобы не испортить отношения ни с Киевом, ни с Москвой. Потому что Турция взаимодействует с обеими странами достаточно плотно в разных сферах. В той же самой сфере безопасности, как мы понимаем…

«СП»: — В чем тогда может выражаться заинтересованность со стороны Анкары и лично Эрдогана? Для Турции Украина сегодня, это что — туристы, рынок сбыта, стратегический партнер?

— Для Турции, я думаю, интересен, прежде всего, бизнес. Экономически Турция активно взаимодействует с Украиной и в последние годы достаточно плотно.

Кстати говоря, сегодня появилась информация об очередном военном транспортнике Ил-76, уничтоженном в Ливии — как и два предыдущих подбитых там самолета он, как выясняется, через какие-то хитрые фрахтования тоже связан с Украиной. И перевозил он как раз оружие из Турции с Триполи.

Так что здесь, наверное, в целом можно говорить о различных связях…

Однако я не думаю, что этот визит имеет какое-то специальное значение. В конце концов, Зеленский стал президентом недавно, и он просто в силу своей должности будет потихонечку объезжать разные страны.

В любом случае, турецко-украинские отношения, они важны для обеих стран. И, в первую очередь, здесь играет роль экономический аспект. Потому что Украина достаточно большое восточно-европейское государство. И Турция не может его игнорировать в угоду опять-таки каким-то другим отношениям.

Поэтому в контексте той многовекторности турецкой политики можно, в принципе, считать Украину, в каком-то смысле, и соседом Турции, если мы говорим о широком геополитическом формате.

Но говорить о том, что этот визит Зеленского имеет какое-то стратегическое значение в контексте конкретных процессов, я думаю, нет никаких оснований.

«СП»: — О тонкостях восточной дипломатии, как известно, ходят легенды… Но не будут ли наши интересы здесь ущемлены?

— Она всем свойственна, эта тонкая дипломатия. Мы тоже называли Эрдогана врагом после того, как турки сбили наш самолет. А теперь он — друг, как бы.

Это сложная такая история. Поэтому я думаю, что здесь есть вполне конкретный практический интерес.

То есть не имеет смысла говорить о дружбе, которой не бывает, или о союзнических отношениях, которые имеют сложный характер, есть только сила и интерес — два главных фактора во внешней политике государств. И мы здесь имеем дело с хитросплетением различных интересов, в разных регионах. И в Черноморском, и в целом на Ближнем Востоке… и т. д., где у России, Турции и Украины, в том числе, свои интересы.

Где-то они пересекаются, где-то противоречат друг другу, где-то, наоборот, идут в одном фарватере.

Поэтому если мы, скажем так, посмотрим на российско-турецкие отношения, то обратим, наверняка, внимание на их противоречивость.

Даже СМИ, в общем, по-разному реагируют… Одни в своих статьях гневно обрушиваются на турецкие курорты. И тут же другие хвалят Анкару за приобретение С-400, и мечтают о выходе Турции из НАТО.

В это же самое время турецкие газеты подвергают критике что-нибудь в России… и т. д.

Это очень сложный процесс. И, наверное, не стоит здесь испытывать каких-то иллюзий. Исходить следует из того, что у каждой амбиционной страны, которая претендует на лидерство региональное, есть определенные козыри и определенные интересы, которые, опять-таки, как я уже сказал, или соприкасаются, или пересекаются.

Поэтому не стоит, наверное, ожидать, что сейчас Зеленский с Эрдоганом о чем-то таком договорятся, что пойдет в ущерб российским интересам. Что-то пойдет, что-то — нет. Что-то, наоборот.

Это такая тонкая дипломатия, шахматная игра, в которой каждый преследует свои интересы. Потому не стоит ждать от кого-то какой-то последовательности.

В конце концов, я точно знаю, что у Турции, и лично у Эрдогана своя игра — региональная, в том числе. До Восточной Европы им чуть подальше, но, тем не менее, они тоже стараются играть на этом поле. И извлекать свою выгоду — политическую и экономическую.

Опять-таки, повторю: не стоит ожидать чего-то слишком значительного, в том числе, и в турецко-украинском сотрудничестве. Если Россия продала Турции С-400, например, а Турция — член НАТО, мне кажется, это куда более важный момент, чем украинско-турецкие отношения.

«СП»: — Но турки ведь поставила Украине партию ударных беспилотников Bayraktar TB2…

— Да, поставили. Все друг другу поставляют беспилотники — это сейчас ходовой товар. И еще, пожалуй, бронемашины. Потому что в локальных конфликтах, которые мы сейчас наблюдаем, используют, в общем-то, максимально простые переносные легкие системы. И достигают большого успеха в партизанской войне. И, в принципе, это, наверное, проще, чем покупать танки и самолеты сейчас.

Поэтому такие страны, которые еще недавно сами закупались активно, они имеют хорошие перспективы вот эти рынки каким-то образом наполнять.

Но здесь турецко-украинское сотрудничество никак стратегически не влияет на российскую политику. А какие-то острые вопросы, я думаю, Эрдоган сможет избежать, как избегал и прежде, встречаясь с Порошенко.

Loading...