Чёрный хлеб подорожал: Геноцид русской ржи

Чёрный хлеб подорожал: Геноцид русской ржи

09.08.2019 Выкл. Автор Алексей

Чёрный хлеб дорожает главным образом из-за нехватки его главной составляющей — ржи. Отведённые под неё площади тают с каждым годом. Между тем, отказавшись от ржи, Россия подталкивает себя к пропасти

Росстат опубликовал статистику цен на чёрный хлеб, один из самых древних традиционных продуктов питания восточных славян. Выяснилось, что килограмм стоил в июне 50,5 руб. — на 9,6% больше, чем годом ранее. Белый хлеб, серый хлеб и булочные изделия тоже изрядно подорожали, но всё же не настолько: общий рост цен на эту категорию продуктов составил 7,7% за год.

В Минсельхозе, видимо, пошутили, когда назвали рост цен примерно соответствующим годовой инфляции. Это совсем не так. Даже по официальной оценке хлеб дорожает в полтора раза быстрее других продуктов в среднем, а чёрный хлеб — в два раза.

Особенно заметно подорожание хлеба на фоне сезонного снижения цен на основную сельскохозяйственную продукцию: дешевеют огурцы, картофель, лук и многое другое.

Туманные цифры

Росстат, к сожалению, трудно назвать самым уважаемым ведомством России — слишком много фокусов демонстрируют нам кудесники с Мясницкой улицы, даже самые ловкие журналисты не поднимаются до такого уровня манипулирования фактами.

Но в данном случае статистикам не позавидуешь: есть несколько не зависящих от них факторов, которые мешают объективно оценить цены на качественный чёрный хлеб.

Загрузка...

Неофициальный контроль цен — торговым сетям предписано иметь в продаже очень дешёвые «социальные» сорта чёрного и белого хлеба.
Изобилие сортов, причём один и тот же сорт на двух соседних заводах могут изготавливать совершенно по-разному.
Распространившаяся практика добавки в дешёвые сорта «б/у хлеба», то есть перемолотых засохших буханок, возвращённых из магазина на завод, — это хорошо влияет на себестоимость, но плохо на качество.

То есть сам по себе мониторинг розничных цен оказывается немного бессмысленным, потому что Росстат не может видеть, какого качества продукт стоит за этими ценами, и можно ли его вообще назвать хлебом.

Так что рост на 9,6% — это такое себе среднее по больнице. Но то, что подорожание обгоняет инфляцию, подтверждается и пресс-службами торговых сетей, и личным покупательским опытом (который никогда не надо переоценивать).

Всё меньше и меньше

К сожалению, в нашей хлебной отрасли вообще наблюдаются серьёзные проблемы. Забастовка и голодовка на хлебозаводе «Черкизово» обнажили лишь часть её. Суть же в том, что расходы пекарей постоянно растут (оптовые цены на зерно, стоимость горюче-смазочных материалов, рост налогов), а повысить отпускные цены на свою продукцию они не могут. Потому что это социально значимый товар, и ритейлеры, накрепко связанные с властями, будут давить на цены вниз до последнего, даже отказываясь от своей маржи — стабильность дороже.

Производители зерна, в свою очередь, ещё сильнее зависят от цен на топливо, которые за год выросли примерно на 20%. А ещё они зависят от русской и мировой конъюнктуры, которая предписывает им… вообще не сеять рожь. Оказывается, в этом нет экономического смысла!

В 2018 году урожай ржи в России оказался рекордно низким: 1,92 млн тонн, то есть примерно 13 кг на человека (чуть более чем по килограмму зерна в месяц). Важно и то, что виды на 2019-й тоже не впечатляют: Минсельхоз США сулит нам примерно два миллиона тонн (для сравнения, в 2014-м было три миллиона тонн). Кое-что от предыдущего урожая, кстати, останется на новый сезон, но тоже в рекордно малых количествах — 124 тыс. тонн.

Для сравнения: в том же 2018-м мы собрали в 30 раз больше пшеницы, в восемь раз больше ячменя, в пять раз больше кукурузы, даже сои в два раза больше, чем ржи.

Похоже, что американцы нам льстят, особенно в последнем пункте: отечественные сельхозпроизводители считают, что запасы озимых уже практически полностью реализованы, а капризы погоды в Поволжье погубили немало посевов. Россия традиционно возлагает надежды на импорт муки из Белоруссии, но там производится примерно 0,6 млн т, то есть даже вместе с Синеокой мы не достигнем уровня 2013-2014 годов.

К сожалению, особых перспектив изменения ситуации не видно. Пшеница, которую легче продать за рубеж, практически полностью вытеснила неприхотливую рожь из южных регионов, как германцы оттесняли на восток славян во время оно.

По сравнению с 1990 годом площадь засеянных рожью угодий сократилась в восемь (!) раз. Да, тогда было почти восемь миллионов гектаров, а в 2018-м (впервые!) менее одного миллиона. Это квадрат 100 на 100 км. Для сравнения, в одном только Краснодарском крае под одну только озимую пшеницу выделено полтора миллиона гектаров.

Пшеница — королева полей! Хотя с нашим климатом рожь — более надёжная продовольственная ставка, к тому же она намного полезнее и не приводит к ожирению, по крайней мере, такими чемпионскими темпами, как сладкие пшеничные булочки.

Успехи ячменя тоже объяснить несложно: перловка, конечно, особым спросом не пользуется, но вот хмельной ячменный отвар успешно обеспечивает половине мужчин страны солидные пивные животики.

Рожь на этом фоне выглядит бедной родственницей. Потому что она отвечает за нормальное здоровое насыщение, а не за выработку гормонов сомнительной радости.

Пора возвращаться ко ржи

На фоне всего этого сообщение Росстата выглядит ещё оптимистичным. Ржи в России физически мало, это уже почти дефицит, что тоже не может не сказываться на ценах. С учётом всех издержек килограмм ржаного чёрного хлеба отличного качества не может стоить в рознице менее 80 рублей. Грустно, но факт.

Но почему же государственные сельскохозяйственные и санитарные власти не обращают внимания на фактическое уничтожение русской ржи? Да, у нас свободный рынок, и каждое предприятие может пользоваться своими землями на своё усмотрение. Но если результатом такого пользования является подорожание жизненно важного продукта и ухудшение здоровья нации, может быть, пора и власть употребить?

Мы не можем взять и уменьшить площади угодий под пшеницу — Россия только-только стала значимым экспортёром, ещё не закрепилась толком на мировом рынке, и отступать сейчас значило бы стереть в муку третьего сорта достижения предыдущих лет. Но у нас вполне есть возможность «поиграть», как сейчас цинично выражаются чиновники, с налоговыми режимами, ограничить в каких-то случаях возможности землепользования, постараться сделать рожь для производителей выгоднее хотя бы ячменя.

Оставьте нам только пшеницу и пиво, и через пару поколений вы получите нацию физических и умственных инвалидов. Но, может быть, на это и делается расчёт?

Loading...