«Антибиотики перестали работать»: На фоне слухов о «синдроме Началовой» доктор Мясников предрек лавину смертей

«Антибиотики перестали работать»: На фоне слухов о «синдроме Началовой» доктор Мясников предрек лавину смертей

16.08.2019 Выкл. Автор Алексей

Главный врач городской клинической больницы № 71 г. Москвы Александр Мясников прокомментировал Царьграду распространение смертей от загадочной болезни, которую окрестили «синдромом Юлии Началовой» и сочли проявлением опасной супербактерии, попавшей в Россию. По его словам, случаи внезапной гибели внешне молодых и здоровых людей объясняются тем, что «антибиотики перестали работать» — и это только начало.

Почему умирают молодые, здоровые люди и смерть их происходит так быстро, почти моментально? Такой вопрос Мясникову задал корреспондент Царьграда.

По словам медика, люди зря думают, что если они молодые и красивые, то им прописана какая-то другая судьба. «Если у тебя есть хронические заболевания, то они могут проявиться всегда. Я знаю, что перед Началовой был такой вопиющий случай, когда тоже молодой женщине отрезали ногу, а потом она погибла, якобы не было лекарства. На самом деле это исход плохо леченного диабета», — напомнил врач.

Есть совершенно четкий алгоритм действий, если взрослый человек болеет каким-либо хроническим заболеванием — не обязательно онкологией, это может быть хроническое заболевание легких, ревматизм, ревматоидный артрит, волчанка, астма или гипертония. Такой человек обязан быть привитым от пневмококка, чтобы не умереть от пневмококкового сепсиса, подчеркнул Мясников.

«Если у тебя нет селезенки, ты обязан быть привит от менингококка. Есть совершенно специальные вещи, за которыми хронические больные должны следить. Хронический больной, молодой ли, пожилой ли, имеет определенные алгоритмы действий — что он должен отслеживать, какие анализы он должен делать, что он должен держать в узде и какие делать себе вакцинации», — подчеркнул врач.

«Люди с заболеваниями легких чаще умирают просто от заболеваний гриппа. Мы это знаем, но почему-то об этом не помнят ни сами пациенты, ни врачи. Когда мне говорят, что сосед Вася внезапно умер ночью, не проснулся, а ему было всего 40 лет, я всегда говорю: внезапно умер только для себя и для своих родственников. Если бы он ходил к врачу, он бы видел, что у него, может, повышен холестерин, повышен сахар, изменены ферменты, что ему надо что-то делать. Но мы же не ходим и не смотрим. А даже если смотрим, то на это мало кто обращает внимание. Вот, имеем результат», — констатировал врач.

По словам Мясникова, у него в больнице такие случаи происходят каждый день по несколько штук.

Загрузка...

«Но просто они не известные люди, просто кассиры, водители, рабочие. А эти – артисты, поэтому этих заметили. А вот эти сотни простых людей – их никто не замечает. Они сегодня умирают, завтра будут умирать», — подчеркнул медик.

В случае со смертью 20-летней девушки, которая приехала в Москву из Воронежа, надо разбираться отдельно, считает Мясников. По его словам, инфекции опасны людям с нарушенным иммунитетом, поэтому нужно выяснить, какой у нее был иммунный статус, был ли у нее какой-то врожденный либо приобретенный дефицит иммунитета.

«Я давно уже, лет пять назад предупреждал, в книгах, статьях. Мы боимся онкологии, мы боимся болезней сердца. Я писал, что лет через пять-десять рванет. Мы сидим на пороховой бочке с зажженным фильтром. Бочка называется «инфекционные болезни». Антибиотики перестали работать. Широкое применение антибиотиков вызвало повсеместную резистентность. Я думаю, что мы это изобретение медицины уже потеряли. От вакцинации мы отказываемся сами. У нас упал коллективный, так называемый стадный иммунитет. Для того чтобы быть защищенными от инфекций, 70—90% населения должны быть привиты. Если нет – начинают заболевать. Так что мы коллективный стадный иммунитет тоже потеряли. И вот сейчас это полыхнет. Мы уже видим, и уже давно полыхает», — считает медик.

По мнению Мясникова, в 17% случаев онкология — это инфекционная болезнь, вызванная вирусами гепатита B, гепатита C и папилломы человека. «Можно умереть от высокой температуры, а можно от рака шейки матки. И то и другое суть инфекционные болезни», — пояснил он.

«Мы когда-нибудь это поймем, наверное. Но я и тогда говорил, и сейчас. Для того чтобы мы это поняли, должна случиться массовая инфекция, все полыхнет, все напугаются – только тогда мы начнем что-то делать. Пока это будут одиночные случаи – мы будем ахать, но будем отказываться от прививок детям. Половина никогда даже не слышали, что надо прививать взрослых. Вот если вы спросите, кто делает в больницах, допустим, даже московских, вакцинацию от столбняка, от пневмококка и менингококка людям с удаленной селезенкой. В своей больнице я очень долго это просто вводил приказом. И то люди не делали. То есть люди не знают элементарных вещей, как себя вести с такими пациентами. Не знают в таком ужасающем масштабе. Ну а почему думают, что пациенты будут знать?» – задался вопросом врач.

Сегодня во многих странах, и в частности в России, наблюдается уход кардиологии на второе место в списке причин смерти. На первое место выходит смерть от онкологии, сообщил Мясников.

«Мы потихонечку видим, как инфекционные болезни занимают все выше и выше ступеньки, они оттесняют другие болезни. Они маскируются под другие болезни. Я вам только что говорил, что онкология — инфекционная болезнь. А сегодня мы понимаем, что и инфаркт, и инсульт — инфекционные болезни. Что это хламидийные инфекции, сейчас много работ, которые пытаются лечить инфаркты теми же антибиотиками. То есть инфекционные болезни изменились, и если посмотреть глубже, получится, что инфекции лежат в основе очень многих процессов, в которых мы их даже не подозреваем, помимо онкологии. Это и множественный склероз, рассеянный склероз, и даже слабоумие, деменция. И даже ожирение, это частично связано с инфекцией, с аденовирусом. То есть только осознание приходит. А мы сегодня ведем себя, знаете, как слон в посудной лавке. Разбросались антибиотиками, отказываемся от вакцин, уронили уровень коллективного стадного иммунитета. Так что теперь мы столкнемся с тем, что структура заболеваемости меняется. И придется потратить десятилетия, чтобы вернуться к тому, что было», — считает медик.

Loading...