1 млн. россиян получит хорошую пенсию, 43 млн. останутся нищими

1 млн. россиян получит хорошую пенсию, 43 млн. останутся нищими

11.09.2019 Выкл. Автор Алексей

Новая пенсионная реформа, которую готовит правительство, окончательно поделит стариков на два класса

9 сентября Минфин представил новую модель накопительной пенсионной системы, которая должна позволить гражданам в добровольном порядке откладывать дополнительные средства на старость. Инструмент получил название гарантированный пенсионный продукт (ГПП) и заменил индивидуальный пенсионный капитал (ИПК), идея которого обсуждалась ранее.

Главное отличие гарантированного продукта от ИПК, в пользу которого работники должны были отчислять дополнительно 6% из зарплаты, в том, что он будет полностью добровольным, несмотря на название. Государство в этой системе будет выступать лишь гарантом накоплений, а деньги люди будут копить сами, переводя часть средств на ГПП. Следить за взносами будет новая организация, которая пока называется «центральный администратор».

Предполагается, что участники ГПП, как физлица, так и предприятия, будут получать налоговые льготы и вычеты. Кроме того, в новую систему можно будет перевести замороженные пенсионные накопления. Дальнейшие детали, например, объем отчислений в ГПП или перечень организаций, которые будут заниматься инвестированием и управлением пенсионными деньгами (вероятно, это будут не только НПФ, но и банки, и другие финансовые организации) пока не известны. Как и то, в какие инструменты эти организации смогут вкладывать деньги. Например, могут ли это быть не только самые безопасные бумаги вроде ОФЗ, но и акции компаний.

Несмотря на это, в теории новая система могла бы стать хорошей альтернативой нынешним накопительным пенсиям, которые были заморожены еще в 2014 году. Но только в теории. На практике же дополнительно отчислять средства из своих и без того мизерных зарплат сможет очень небольшое количество россиян.

Реальные доходы населения падают уже шестой год и, по прогнозам, будут падать и дальше. Зато количество долгов населения по кредитам неуклонно растет. Вряд ли люди, которые не могут отдавать банкам проценты по кредитам, будут откладывать средства на ГПП. Делать это смогут только те, у кого достаточно высокая зарплата и, соответственно, и так будет относительно неплохая пенсия. Получается, что бедные и дальше будут беднеть, а богатые — богатеть, даже на пенсии.

Без участия государства, например, в виде софинансирования или дополнительных льгот, предложенная схема не поможет решить проблему бедности или пенсионного обеспечения, а лишь еще больше увеличит разрыв между небольшим числом состоятельных россиян и всеми остальными, сформировав класс «избранных» пенсионеров. Например, экс-чиновников или депутатов, которые и так до конца жизни обеспечены высокими пенсиями и льготами.

Загрузка...

Генеральный директор консалтинговой компании «Пенсионный партнер» Сергей Околеснов считает, что воспользоваться гарантированным пенсионным продуктом смогут, в лучшем случае, миллион россиян (всего в России пенсионеров около 44 миллионов — ред.), а, значит, надеяться на то, что эта программа станет спасением пенсионной системы, не приходится.

— Если говорить об ожиданиях по поводу участия населения в программе ГПП, нужно для начала посмотреть на аналогичные прецеденты. В 2008 году у нас была запущена программа софинансирования пенсий, когда государство на каждую тысячу рублей, которую застрахованное лицо вносило на свой счет, добавляло еще тысячу. Это было очень выгодное предложение — вы копите на пенсию, а государство помогает вам в таком же размере. Конечно, там были ограничения, нельзя было просто внести миллион и получить еще один в подарок, но в целом система работала.

Эта программа в итоге формально собрала 16 миллионов участников. Но многие подписывались потому, что этого очень хотел ПФР, или их мотивировали агенты пенсионных фондов. Поэтому логичнее смотреть на количество тех, кто реально платил по этим договорам. Так вот, деньги вносили 2,5 миллиона человек. И это при условии того, что им давали фактически стопроцентную доходность на инвестиции.

За прошедшие десять лет пенсионной индустрии был нанесен большой репутационный ущерб. В особенности после пенсионной реформы тезис «пенсия» приобрел дополнительную негативную коннотацию. С учетом этого, ожидать, что реакция и интерес людей останутся на том же уровне, было бы не совсем правильно. Желания куда-то вкладывать свои пенсионные сбережения у людей точно стало меньше. Государство само своими руками отучало нас много лет от ответственности за собственную пенсию и судьбу в целом.

А с учетом того, что по предлагаемой программе ГПП никакого софинансирования не будет, я считаю, что в лучшем случае около миллиона человек по всей стране смогут принять участие в этой программе, если она будет полностью добровольной.

Суммы, которые они будут вносить, пока остаются открытым вопросом. Если программа добровольная, скорее всего, человек сам будет выбирать, сколько ему отчислять. Ключевой момент в том, предложит ли государство участникам какое-то стимулирование.

«СП»: — Какое, например?

— Если софинансирование невозможно, это могут быть налоговые стимулы. Существующих инструментов явно недостаточно. Сегодня у нас любой гражданин, который отложил себе какую-то сумму на пенсионное обеспечение, лечение или обучение может получить социальный вычет до 120 тысяч рублей в год. Но это никого особенно не мотивирует нести деньги.

Поэтому нужны более существенные меры, например, снижение ставки НДФЛ или освобождение от страховых взносов. И тогда мы увидим более значительное число участников. Но все равно остаюсь при мнении, что это не более миллиона человек.

«СП»: — То есть программа ГПП — это своего рода пенсии для избранных? Широкие массы не смогут в ней участвовать?

— Однозначно нет. Реальные доходы населения падают. К сожалению, все большую часть средств люди тратят на такие простые вещи, как оплата питания и услуг ЖКХ. Поэтому вероятность того, что число желающих самостоятельно откладывать на пенсию, будет высоким, очень мала. Это действительно программа для избранных.

«СП»: — Раз не будет массовости, пенсионный продукт не принесет государству и обещанных «длинных денег»?

— Многое будет зависеть еще и от правил выплат этих денег. При обязательном пенсионном страховании человек может единовременно получить всю пенсионную сумму только в случае смерти, либо если при выходе на пенсию сумма накоплений будет составлять менее 5% от страховой пенсии.

Если сейчас в ГПП будет предусмотрена возможность в какой-то момент изымать всю сумму, это сделает эти деньги еще менее долгосрочными.

Ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников считает, что у ГПП могут положительные стороны, но только если государство учтет несколько важных моментов.

— В этой модели есть большой недостаток. Ее успешность будет зависеть от уровня доходов населения и представления людей о том, чего они хотят с точки зрения обеспечения достойной старости. Это минус, потому что если раньше можно было рассчитывать на участие значительного числа людей в этой системе, теперь это под вопросом.

Если хотя бы половина трудоспособного населения так или иначе участвовала бы в системе накопительных пенсий, эффект длинных денег для экономики мог составить свыше 10 триллионов рублей. Сейчас на него рассчитывать сложно.

Тем не менее, в этой системе есть и положительные стороны, которые могут быть реализованы в среднесрочной перспективе. Но для этого важно выполнение нескольких условий.

«СП»: — Каких именно?

— Должна сохраниться преемственность модели ИПК, согласно которой эти деньги являются частной собственностью гражданина. Соответственно, она может наследоваться, тратиться на оговариваемые в законе форс-мажорные обстоятельства, например, оплату лечения и так далее. Принцип добровольности должен это предполагать.

Второй, и самый ключевой, момент — это налоговые льготы для физических лиц и работодателей. В льготах для физлиц есть много спорных тем. Например, я не уверен, что нужно ограничивать отчисления 6%. Некоторые захотят вносить больше, но они должны быть мотивированы для этого.

Может, кто-то хочет вносить 20−25%. Тогда сделайте адекватный вычет из налога на доход физических лиц за вклад в российскую экономику. Если этот ресурс будет использоваться 10−15 лет, человек должен получать премию. Логично, что чем больше вклад, тем больше вычет НДФЛ.

Это момент принципиальный. Если он будет включен, люди потянутся. Это очевидно. Тем более что другая мотивация связана с состоянием финансового рынка.

«СП»: — Как именно?

— Доходность банковских вкладов по мере снижения инфляции и ключевой ставки будет снижаться. Уже сейчас максимальная ставка по десяти ведущим банкам — 6,8%, что ниже ключевой ставки ЦБ. В реальном выражении, если вычесть инфляцию в 4,3%, реальная доходность получится всего 2,5%.

Люди начинают внимательно смотреть, где можно получить больше. Это показатель того, что народ серьезно рассматривает финансовый рынок и принимает на себя риски финансовых инструментов с большой доходностью. За прошлый год объем инвестированных физическими лицами средств в различные инструменты не банковского характера вырос вдвое и составил чуть больше двух триллионов рублей. То есть мотивация есть, вопрос в том, как ее использовать.

Для предпринимателей, естественно, тоже должны быть льготы, чтобы они могли создавать корпоративную пенсионную систему. Такая система является стимулом выходить на белую зарплату, оставаться на рабочем месте, повышать свою компетенцию. Здесь тоже нужны четкие, ясные и долгосрочные льготы.

Нам пока не известны точные детали ГПП, поэтому сложно сказать, как все будет осуществлено на практике. То же касается гарантий сохранности накоплений. Они должны быть обеспечены регулятивным режимом, но как именно все будет прописано и детализировано пока не ясно. Остается уповать на презумпцию разумности финансовых властей, которые, запуская эту модель, будут исходить из разумных среднесрочных ожиданий.

«СП»: — Но ведь не все смогут откладывать деньги на ГПП. Может ли государство тоже как-то участвовать в этом процессе?

— Пока что об этом ничего не известно. Софинансирование, в принципе, возможно, но для этого сначала нужно восстановить систему накопительных пенсий, вывести ее из заморозки. Сейчас эти деньги отчисляются, но попадают в основном в солидарную страховую систему на индексацию неработающим пенсионерам.

Хотя в принципе люди с меньшим доходом могли бы участвовать и в этой системе ГПП, если бы почувствовали свою выгоду. Возможные разные варианты — и софинансирование, и государственные программы помощи или льгот.

Но для начала нужно вообще запустить эту программу. Экономике нужны длинные деньги, а людям — ощущение, что они получают дополнительный источник дохода в старости. Потому что нынешняя страховая пенсии находится в состоянии глубокой деградации, она постоянно снижается.

В последнее время тенденция немного притормозилась, но только немного. Сегодня соотношение средней пенсии к средней заработной плате составляет около 30%. Еще пять лет назад оно было около 37%, при международном минимальном нормативе в 40%. В плане обеспечение пенсионеров мы сейчас живем не по стандартам Международной организации труда.

Без накопительной пенсии поддерживать солидарную систему на высоком уровне практически невозможно, она крайне неустойчивая. Накопительная пенсия, которой у нас сейчас нет, позволяет увеличить процент замещения на 20−25%.

Loading...