Дорогу айтишникам: спортсмены и агрономы рынку не нужны

Дорогу айтишникам: спортсмены и агрономы рынку не нужны

07.09.2021 Выкл. Автор Алексей
Loading...

Компании назвали самые востребованные профессии среди российских выпускников, и результаты удивили

Российские работодатели назвали самых невостребованных молодых специалистов, спрос на которых после окончания вузов будет крайне низким. Как выяснила рекрутинговая компания HeadHunter в результате опроса, меньше всего предприятия нуждаются в выпускниках спортивных (0%), художественных (3%), естественно-научных (5%), педагогических (6%), аграрных (7%) и медицинских/фармацевтических (8%) направлений.

Loading...

Чуть лучше ситуация для выпускников юридических (15%), транспортных (14%) и гуманитарных (13%) вузов. Самыми же востребованными предсказуемо оказались технические специалисты (56%), за ними расположились выпускники социально-экономических (31%) и строительных (20%) факультетов.

Большинство экспертов согласны, что в высоком спросе на специалистов-техников нет ничего удивительного на фоне цифровизации, которая идет семимильными шагами. Со слабой востребованностью спортсменов, художников и педагогов тоже все понятно. Удивление вызывает недостаточно высокая востребованность фармацевтов и медиков, тем более, что в совместном исследовании сервиса «Работа.ру» и «СберИндекса» о рынке труда в 2021 году медработники и фармацевты наравне с IT-специалистами и работниками сферы услуг были названы самыми востребованными профессиями.

Loading...

Как считают опрошенные «СП» эксперты, дело может быть как в не слишком репрезентативном исследовании HeadHunter, так и в том, что работодатели зачастую остаются недовольны уровнем знаний выпускников и продолжают опираться на более опытных работников, отсюда и низкий спрос на молодежь. Косвенно это подтверждают и результаты свежего опроса — 93% заявили, что профессионализм выпускников 2021 года — средний или ниже среднего.

Профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНХиГС Александр Щербаков считает, что хотя спрос и предложение на рынке труда у нас определяет бизнес, государство должно помогать формировать полезные для общества тенденции, например, развитие науки:

— Наука у нас в стране не находится на подъеме, поэтому и количественное обогащение сферы работниками не имеет смысла. К сожалению, всякая трудовая деятельность в науке носит крайне нестабильный характер и к тому же мало оплачивается. А если сфера не развивается, то и спрос на новые кадры в ней невелик. Аналогичный подход можно применить и к остальным специальностям.

Загрузка...

Но то, что растет спрос работодателей на технические специальности, замечательно. Долгое время у нас пользовались особой популярностью гуманитарные специальности, и хотя это неплохо, все должно быть в меру и без перекосов. Если мы хотим, чтобы у нас развивался технический прогресс и повышался уровень жизни, нам необходимо отдавать приоритет техническим специальностям.

Мы видим, что предприниматели начали больше интересоваться работниками этой квалификации, они все больше востребованы. Производство разворачивается в сторону технических инноваций и развития, и это можно только приветствовать.

Что касается других сфер, той же аграрной или фармацевтической, лучше всего смотреть не просто на цифры, а на динамику. Например, мне кажется, что медицинская сфера обязательно должна стать более востребованной на фоне пандемии. Аграрная сфера традиционно считается консервативной отраслью, но и она в последние годы развивается у нас эффективней других. Там должны быть подвижки и в плане оплаты труда, и повышения технической насыщенности процесса, что должно вести к росту востребованности.

«СП»: — А кто должен формировать спрос на выпускников вузов, может ли государство вмешиваться в этот процесс?

— В конечном счете, создавать спрос на те или иные специальности должен рынок. Предполагается, что интересы предпринимателей и наемных работников будут балансировать друг друга. Но государство должно формировать тенденции, которые полезны для общественного развития и препятствовать тем, что для него вредны. Для этого и существует государственная социально-экономическая политика.

Руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве РФ Константин Ордов считает, что интерес к выпускникам технических специальностей связан с развитием отраслей, которые сегодня преобладают и в российской, и в мировой экономике:

— У нас идет цифровизация, переход от ремесленнического подхода к сложным автоматическим системам производства и управления. Конечно, в связи с этим технических специалистов с базовыми знаниями и информатики, и компьютерных систем, и автоматизированного управления требуется больше.

Если раньше токарь или плотник были профессиями с четким набором знаний, которые могли легко найти себя на рынке труда, то сегодня даже в условных технических специальностях мы подразумеваем набор компетенций и экспертиз, которые нужны конкретному работодателю. И в этом смысле выпускник даже технического вуза может не удовлетворять этого работодателя.

Мы давно наблюдаем этот парадокс и пытаемся преодолеть его в нашей высшей школе. В 90-е годы едва ли 5−10% выпускников вузов работали по специальности. Этот разрыв удалось преодолеть, но затем все карты смешала цифровая трансформация. Экономика меняется слишком быстро, потребности работодатели тоже резко меняются вслед за технологическими прорывами. Это требует от вузов расширения компетенций, но они не всегда успевают включить новые знания в свои учебные планы. В итоге возникают проблемы с работодателями, которые ищут одно, а получают другое и вынуждены самостоятельно доучивать специалистов.

Правда, и у работодателей часто завышенные требования. Они ждут, что человек придет и сразу начнет работать, а этого сложно требовать от совсем молодых людей, да еще и на фоне нынешних удаленок, где и коллектив-то можно не почувствовать, не говоря уже о том, чтобы в него влиться. Вот и получается, что на рынке труда у нас остаются люди предпенсионного возраста, а молодежь становится заложниками безработицы. Их наименее охотно берут на работу, отсюда, возможно, и низкий спрос на выпускников некоторых специальностей. У нас сложилась пропасть между работодателем и работником.

«СП»: — Почему такой низкий спрос, например, на медиков?

— Нужно делать корректировку на опрос, возможно, он не был до конца репрезентативен. Потому что если посмотреть на спрос со стороны самих детей, конкурс в медицинские вузы традиционно продолжает оставаться самым высоким. И это при том, что обучение в них самое длительное и занимает до восьми лет.

Молодые люди чувствуют ситуацию и ориентируются на будущий рынок труда. И отчасти их настроения совпадают со спросом работодателей, потому что спортивные и педагогические вузы имеют самый низкий конкурс, часто туда идут уже по остаточному принципу.

Если еще 20 лет назад мы видели самый высокий конкурс на специальности, связанные с государственными сферами услуг, например, таможней или управлением, то сегодня, хотя они тоже остаются популярными, мы фиксируем рост конкурса в вузы, связанные с информационными, цифровыми технологиями, которые дополняют уже привычных для нас экономистов и юристов.

Возможно существует диссонанс между ожиданиями выпускников и реальной востребованностью на рынке труда. Ситуация стремительно меняется, и сами работодатели должны более активно принимать участие в работе высшей школы, чтобы система образования чувствовала, где есть дефицит кадров и начинала оперативно готовить специалистов. Например, сейчас есть нехватка специалистов в области устойчивого развития, в климатической повестке и социальной ответственности бизнеса. Безусловно, и в цифровых сферах есть дефицит.

И, кстати, низкий спрос на тех же аграриев не говорит о том, что сфере не нужны работники. Просто сельское хозяйство тоже трансформируется и становится технологичным, там нужны уже не просто агрономы, которые будут ходить по полю и смотреть, какая погода, а специалисты высочайшей категории, которые будут обеспечивать весь процесс дистанционно и компьютеризированно.

Loading...