«Буран» застрял на буранном казахском полустанке

«Буран» застрял на буранном казахском полустанке

10.09.2021 Выкл. Автор Алексей
Loading...

Частный владелец космического челнока взял его в заложники и отказался вернуть корабль создателям — НПО «Молния».

Между Россией и Казахстаном возникла новая точка напряжения. Объектом спора стал второй летный экземпляр космического челнока «Буран», оставшийся после распада СССР на территории РК. Конфликт может иметь далеко идущие последствия, ведь космодром «Байконур» по-прежнему эксплуатируется в интересах двух стран.

Loading...

Директор казахстанского частного АО «РКК Байконур» Даурен Муса, владеющий «Бураном», отказался отдавать его разработчику — российскому НПО «Молния». «Хотят забрать, но кто им отдаст?» — написал Муса в Фейсбуке. «У кого и за что они его купили, и на чей счет поступил сей откуп?» — спрашивает хозяин космического корабля свою аудиторию.

Пост Мусы напоминает политический манифест специфического свойства. Он упрекает россиян в том, что независимость Казахстана и решения казахстанских судов для них не имеют никакого значения. Речь идет о неудачных попытках властей РК отсудить право собственности на «Буран». В случае нужды его владелец готов обратиться и в международные суды.

Loading...

Попутно Муса не забывает «лягнуть» российскую космонавтику. Год 60-летия полета Гагарина в космос уже завершается, пишет он, а никакими достижениями российская промышленность, «колоссально финансируемая народными деньгами», похвастать не может. Этим и объясняется, по мнению Мусы, интерес к прошлым достижениям.

Досталось и «Роскосмосу», чьи чиновники, по утверждению Мусы, якобы, «отмывают миллиарды рублей в банках Сингапура и Гонконга». В ответ Дмитрий Рогозин заявил (на странице ФБ Мусы) о персональной ответственности владельца «Бурана» за состояние уникальных аппаратов и посоветовал не писать гадости о российской ракетно-космической промышленности.

В сентябре специалисты НПО «Молния» осмотрели корабль и его технологический макет на Байконуре на предмет транспортировки в РФ. Сообщалось, что с неназванной транспортной компанией уже обсуждалась возможность их перемещения без серьезного демонтажа. Неужели как и раньше самолетом «Мрия»? Но теперь, после, заявления Мусы эти планы рухнули.

Загрузка...

Второй летный экземпляр «Бурана» решили эвакуировать после того, как в мае на нем обнаружили граффити: «Юра, мы приехали» и «Прежде чем лететь к звездам, человеку нужно научиться жить на Земле». Первый летный корабль, совершивший единственный полет в 1988 году, был уничтожен после обвала крыши в монтажно-испытательном корпусе на Байконуре в 2002 году.

Похоже, нынешнего владельца «Бурана» его сохранность мало волнует. Желание НПО «Молния» забрать челнок в Россию для него лишь повод разжечь конфликт. «Казахстан — это история батырства и биев, традиций и уважения к достижениям предков», — пишет он в посте про космический челнок. Что это как не экзальтация национальных чувств и к чему она здесь?

— Технологических резонов для возвращения второго летного корабля «Буран» нет, — пояснил «СП» заместитель главного конструктора НПО «Молния» Владимир Скороделов. — В наших архивах есть все расчеты, отчеты и результаты испытаний.

Но он может стать экспонатом для какого-нибудь государственного музея. Не обязательно музея нашего НПО «Молния». Чтобы люди видели, знали и понимали, что когда-то у нас делались вот такие большие дела. Ведь это национальное достояние. Была целая государственная программа.

«СП»: — Власти Казахстана обратились в суд по этому поводу…

— Власти Казахстана хотели вернуть два изделия (летный корабль и технологический макет — Авт.) в собственность Казахстана, но у них до сих пор не получается, так как они принадлежат на правах собственности какому-то физическому лицу. Вот ведь в чем дикость этой ситуации!

По мнению руководителя Института космической политики Ивана Моисеева, технически совершенный «Буран» станет памятником неудачного планирования в космической отрасли:

— Особую музейную ценность представлял бы первый летный экземпляр. Но его после обрушения крыши уже нет. Тот «Буран», который стоит, например, на ВДНХ (а до этого стоял в парке Горького) — технологический макет, используемый для отработки элементов перед полетом.

«Буран», который в Казахстане, в свое время списали и продали. Это было выгодно. А сейчас передумали, но за это надо платить большие деньги. Перевозка «Бурана» — вещь дорогая. Самолет «Мрия», который его возил, уже на Украине. Вряд ли нам его дадут использовать.

Ну как-нибудь справятся, разберут на части и перевезут. В Москве хорошо бы поставить «Буран» на улице Щепкина — перед главным зданием «Роскосмоса». Там он будет всем напоминать о гигантском провале советской космонавтики. Это позволит избежать повторения таких же ошибок впредь.

«СП»: — «Буран» — провал?

— «Буран» в отличии от «Шаттла» совершил только один полет и не вынес в космос ни одного килограмма полезного груза. А делали его свыше 10 лет, работали тысячи предприятий и чуть ли не миллион специалистов. И этим он забрал львиную часть финансирования на космонавтику.

Испытательный полет «Бурана» провели. А во время второго полета по правилам тех лет уже полагалось его чем-то загрузить: спутниками, чем-то в интересах военных, другой полезной нагрузкой. И вот этого полезного груза не нашлось. Это был организационный провал.

А сейчас «Роскосмос» склонен продолжать ту провальную традицию. Например, предлагая сверхтяжелую ракету, для которой нет нагрузки. Причем, она тоже, как и «Буран», съест за 10 лет все ресурсы. Но, может, памятник «Бурану» научит «Роскосмос» внимательно относиться к планированию?

Другой ценности в «Буране» нет. Технологические секреты отражены в документации, все еще активны люди, которые его делали. Но главное, космические технологии быстро стареют. Поэтому если доведется делать что-то похожее сейчас, то это должны быть новые технические решения.

Для НПО «Молния» как создателя «Бурана» этот экземпляр, конечно, очень ценен. Но у НПО вряд ли найдутся средства на перевозку, на установку. У Корпорации «Тактическое ракетное вооружение», куда теперь входит НПО «Молния» (а не в «Роскосмос»), возможно, средства найдутся.

«СП»: — Тем не менее Рогозин лично «воюет» с нынешним владельцем «Бурана» — неким Дауреном Мусой. Напомнил ему о личной ответственности за сохранность аппаратов…

— Рогозин работает на публику. Поскольку современных достижений в космосе у него нет, можно и старое показать.

В свою очередь главный редактор информационного портала «Русские в Казахстане» Илья Намовир считает, что политика в словах владельца «Бурана» скрывает банальную алчность.

— Эта история на самом деле прекрасно отражает реалии развития двух стран и их отношений. Уникальный экземпляр советского космического потенциала десятки лет гниет и разрушается в старом ангаре. Причем в частной собственности отдельного человека. Человек этот, судя по его комментариям, не особо комплиментарно расположен по отношению к России и не скрывает это.

«СП»: — В последнее время мы все чаще слышим о националистах в Казахстане…

— Лично мне кажется, что истинная подоплека все же лежит в деньгах. Во всяком случае, публичные комментарии нынешнего владельца «Бурана» прекрасно демонстрируют принцип «Бытие определяет сознание». Национализм Даурена Мусы — это всего лишь отражение идей и установок, формирующих мировоззрение представителей так называемой современной казахстанской «элиты».

Примечательно, что сам Муса получил высшее образование в России. Довольно-таки наглядная демонстрация уровня российской «мягкой силы».

Loading...