День сурка от власти: «Челябинское метро» и жизнь «как в Европе»

День сурка от власти: «Челябинское метро» и жизнь «как в Европе»

18.09.2021 Выкл. Автор Алексей
Loading...

Чиновники в час «Х» обещают народу все что угодно, а потом забывают

Без лоха и жизнь плоха. Так, судя по всему, рассуждают российские власти, в нужный, самый важный для них момент обещая народу буквально «золотые горы», а потом забывая об этом. Спросить с чиновников, призвать их к ответу за невыполненные обязательства, чаще всего некому.

Loading...

Не исключено, что подобную «аферу» (сомнительная сделка, фр.) российское общество наблюдало на днях, когда с высоких трибун на них посыпались посулы. Среди самых масштабных, обещание построить, наконец, метро в нескольких давно нуждающихся российских городах-миллионниках.

Главная интрига — будет ли метро в Челябинске. Пока там «скоростной трамвай с элементами метрополитена». По нему «принято решение», обтекаемо сообщил вице-премьер Марат Хуснуллин, докладывая президенту. Высокий уровень вселяет уверенность, что это не пустые слова.

Loading...

Видимо, для убедительности в компанию Челябинску приписали Красноярск, где «вопрос прорабатывается». Там метро существует хотя бы в плане. А также Нижний Новгород, строить метро в котором с нуля точно не надо, так как оно уже есть и функционирует. Нужно продолжать.

Обращает на себя внимание крайняя обтекаемость формулировок о предполагаемом строительстве. Ни выделяемых на строительство сумм, ни конкретных сроков строительства не названо. В случае Красноярска назван срок «обсуждения» вопроса с губернатором — 2022 год. Убедительно?

Странно, что в этой компании не оказался Омск. Там метро примерно в таком же состоянии, как в Красноярске. Разве что статья в Википедии есть полноценная. Но, видимо, мем «Не пытайтесь покинуть Омск» сделал этот город символом безнадеги, и Хуснуллин предпочел не связываться.

Загрузка...

Что будет, если спустя годы никакого метро в упомянутых городах не появится? Например, потратят деньги на строительство новых городов-миллионников в Сибири, которые уже разрекламировал Шойгу. Им ведь тоже понадобится метро. Кто ответит за пустые надежды людей?

Зато нынешние громкие обещания можно конвертировать в народную поддержку самого себя, своей корпорации, своего клана в самых что ни на есть верхних этажах власти. Вечером деньги, утром стулья, так, кажется, говорил монтер Мечников? Обещания сегодня, а метро… когда-нибудь.

И ладно бы так было только с подземкой. В конце концов это действительно дорогостоящие проекты. В бедной стране, да еще и в эпоху пандемии, могут быть и более актуальные задачи. Но ведь и в других сферах, больших и малых, мы видим тот же стиль общения власти с народом. Пообещать, а там будь, что будет.

Сколько было разговоров о необходимости полной газификации России? Северные, да турецкие потоки тянем, «Силу Сибири» в Китай тоже (и правильно!), а своих русских людей обеспечить доступным газом не можем. В нулевые годы страна ой как зарабатывала на его экспорте, так где газификация?

Сейчас вопросом занялся лично президент. Однако где гарантия, что план газификации все-таки реализуют до конца и бесплатно? Так, в Горном Алтае программа рассчитана до 2025 года. «Дело к <…>, и началось объявление грандиозных планов», — комментируют новость местные жители. Нет у людей веры.

Или, к примеру, Владивосток. Всем хорош город, мосты — загляденье, океан, только что прошел Восточный экономический форум, президент приезжал… Но при наличии океана местные жители который год сидят без доступной рыбы и морепродуктов. Власти обещают изменить ситуацию, но без толку.

«Креветки из Китая по тысяче рублей за килограмм, рыба — тухляк» — рассказал «СП» на условиях анонимности житель Владивостока. По его словам, вылов рыбы контролируют люди, связанные с действующей и прошлой властью. Они друг с другом воюют, а жители питаются чуть ли не чешуей или рыбой втридорога.

Еще одна местная фундаментальная проблема, решить которую обещают из года в год, — морской общественный транспорт через бухту Золотой рог. Вот бы вернуть, Мальцевскую переправу, соединить Змеинку с центром города, мечтают владивостокцы. И удобно, и выгодно, и романтика. Дождутся?

Ладно, Владивосток далеко, но Рязань? Выбросы местного нефтезавода — перманентная проблема. Ее «решают» годами, да все никак. «Проблема реально острая — вонища по ночам стоит, — сетует местный уроженец. — Но тут загвоздка еще в том, что бодаться с „Роснефтью“ у региональной власти кишка тонка».

Последняя ремарка не удивляет. Нефть, как и газ, — товар в России стратегический. На потоках сидят специально подобранные люди. Тягаться с нефтяными генералами себе дороже, — видимо, рассуждают чиновники. Пообещать по случаю можно, но вот реальные шаги делать, увольте.

Впрочем, застарелые проблемы все меньше годятся в качестве «морковки», которой власти манят народ. Ну, раз можно обмануть, ну, другой, ну, третий… А потом их «рыжие кудри примелькаются» и чиновников начнут просто бить. Как минимум, перестанут верить. Значит надо найти свежие, не распробованные еще темы для обещаний.

На Ямале, кажется, уже нашли.
Действующий чиновник сообразил, как зацепить людей за живое. Он готов начать менять федеральное законодательство, чтобы поднять местным жителям и без того не низкие северные пенсии. Мол, чиновники интерпретируют закон не в пользу людей.

Что же, в чутье чиновнику не откажешь. Пенсионная реформа больно ударила по людям, отобрала не только деньги, но и по 5 лет жизни и любые обещания как-то смягчить ситуацию воспринимаются пожилыми с надеждой. Вот только кто поднимал пенсионный возраст? Разве не та власть, которую представляет этот инициатор перемен? Это как же понимать? Пчелы против меда?

Можно ли доверять столь циничному расчету? А он циничен. Автор инициативы явно надеется не раз проэксплуатировать тему. Но лучше бы ямальцам в пенсионном вопросе доверять тем, кто был против пенсионной реформы. Наведите справки, северяне.

Простые и суровые люди живут на Крайнем Севере. Обманывать их бессовестным чинушам одно удовольствие. Вот и в Коми республике граждане получали заверения в будущей хорошей, даже роскошной по российским меркам жизни. «Вы у меня будете жить, как в Европе», — обещал много лет назад глава Коми Сергей Гапликов.

И почти ничего из обещанного не выполнил. В местной прессе подвели невеселый итог. Ни выплат на рождение первого ребенка, ни компенсаций за посещение детского сада, открытие школ откладывалось годами, а предложение выращивать под Ухтой кукурузу и вовсе рассмешило коми-жителей. Неудивительно, что республику теперь возглавляет более результативный Уйба.

То ли дело в благополучных столицах. К Москве так вообще придраться трудно (с таким бюджетом, как у Собянина, сделать «конфетку» — дело не хитрое), в Петербурге, особенно после перевода туда Газпрома (с налогами) тоже в целом неплохо. Местным карьеристам только и остается, что бороться с уплотнительной застройкой.

Тема благодатная. Центр Петербурга застроен так, что яблоку негде упасть. Гонять жадных девелоперов, размахивая ксивами, можно годами. Политический «профит» можно извлечь всегда. Ну, а если не получится, мало кто вспомнит или тем более предъявит за неудачу. Культурная столица все-таки.

Политолог Андрей Милюк объясняет практику неисполнения обещаний плохо работающим в России институтом репутации:

— Реальная массовая политика вторгается в жизни наших сограждан всего на 2−3 недели раз в несколько лет. Все остальное время обывателю рассказывают, что политика — это грязно и неинтересно, саморазвитием лучше займись. И только когда власти необходимо получить от народа чисто формальную, но все-таки легитимность, они начинают обещать гражданину золотые горы.

И нередко обманывают. Обещания политиков воспринимаются как что-то типа брачных игр, шепот бессмысленных, но приятных слов на ухо. Поэтому женщины, как было замечено, проявляют в эти дни значительно большую активность, нежели мужчины: политика для них — это еще одна форма сексуального соблазнения. Какая разница, что он обещает — главное, что человек хороший.

С таким, поощряемым властью, отношением ко всему политическому, институт репутации работать не будет: никто не сидит с карандашом, не сверяет пункты оферты гражданина и политика, не заносит политика в список недобросовестных контрагентов, которым будет отказано в дальнейшей совместной работе.

«СП»: — Но и бесследно такое, наверное, не проходит?

— Обида от обмана, если она и случается, то это именно обида, но не учет прибылей и убытков. Пенсионная реформа оказалась такой смертной обидой на президента. Она явилась причиной того, что глубинный народ неожиданно начал участвовать в экологических протестах, в борьбе против дистанционного обучения, во множестве других мелких столкновений с властью. Из-за нее президент вынужден разбрасывать подачки: по 10, по 15 тысяч рублей за раз.

Но это не работает, общее настроение таково: деньги возьму, но поступлю все равно по-своему. Это логика оскорбленной изменой женщины.

Официальные пропагандисты что-то такое почувствовали. Поэтому самым ярким политическим высказыванием последних недель оказалась серия анонимных роликов с общим посылом: не надо менять коней на переправе. Авторы ничего не обещают, они продают образ импозантного, уверенного в себе мужчины. Он делает свою работу, он ведет автомобиль, не обращая внимание на истеричных оппонентов. С ним привычно и спокойно. И это еще один шаг в эволюции публичной политики в сторону от института репутации.

Loading...