«ДЛЯ СЕГО ВЫ И ПОДАТИ ПЛАТИТЕ»: ГУБЕРНАТОР ОРЛОВЩИНЫ ПРИЗВАЛ ВЕРНУТЬ СМЕРТНУЮ КАЗНЬ

«ДЛЯ СЕГО ВЫ И ПОДАТИ ПЛАТИТЕ»: ГУБЕРНАТОР ОРЛОВЩИНЫ ПРИЗВАЛ ВЕРНУТЬ СМЕРТНУЮ КАЗНЬ

18.09.2021 Выкл. Автор Алексей
Loading...

Губернатор Орловской области Андрей Клычков в прямом эфире выступил за возвращение смертной казни в России и выход из ПАСЕ. Поводом послужила смерть девятилетней Вики Гнедовой, которую предположительно изнасиловал и убил сосед – уроженец Узбекистана. Похоже, не только общество, но и представители власти уже готовы к прекращению моратория 1996 года.

К сожалению, Вику Гнедову нашли. В том плане «к сожалению», что нашли погибшей. Хочу поблагодарить оперов МВД за то, что провели работу. Подозреваемый задержан. Опера молодцы. Теперь те люди, кто виноват, должны понести заслуженное наказание,– сказал Клычков.

Loading...

После этого он добавил что, по его мнению, нужно возвращать в России смертную казнь для тех, кто поднимает руку на ребенка. Клычков напомнил, что установить мораторий на смертную казнь пришлось ради членства в ПАСЕ. По словам губернатора, членство такой ценой стране «точно не нужно», поскольку человеческие жизни, а особенно – детские – «самое ценное, что имеет государство». Напомним, по образованию Андрей Евгеньевич Клычков – юрист и дипломат.

Ранее стало известно, что следователи нашли тело девятилетней Вики Гнедовой из села Казарь Залегощенского района Орловской области в подвале дома, где жила девочка, закопанное в землю. В СК сообщили о задержании подозреваемого жильца того же дома. В МВД уточнили, что ранее он задерживался по статье об изнасиловании, но тоже как подозреваемый.

Loading...

Вика Гнедова пропала 18 июня, уйдя из дома после ссоры с родителями. Её искали всем миром с участием вертолётов и собак, но безрезультатно. И вот – трагическая находка буквально в двух шагах… Предполагаемый убийца – 61-летний уроженец села Уйгур Пахтаабатского района Андижанской области Узбекистана примерно в 1990-м году переселился в Орловскую область. «Благополучный семьянин» с двумя детьми, как его характеризовала директор местной школы, где он работал слесарем, был соседом семьи Гнедовых. По версии следствия за эти годы он успел изнасиловать собственную дочь и совершить ещё несколько насильственных действий над несовершеннолетними. Опять же – по отрабатываемой версии, Вика не раз подвергалась насилию с его стороны и за своё молчание потребовала у него велосипед. Тогда педофил, разозлившись, забил её молотком по голове, и искусно спрятал труп в подвале – прямо под квартирой, где жили Гнедовы.

Эти леденящие кровь подробности, как и личность душегуба-извращенца следствию ещё предстоит подвести под доказательную базу, отработав, в том числе и другие версии преступления. Но в любом случае, это чудовищное злодейство, как и другие подобные, ставшие в России, увы, регулярными, возмущают душу соотечественников, ставя под острым углом навязший уже в зубах вопрос о возврате смертной казни для подобных выродков. Его и озвучил орловский губернатор.

Люди хотят смерти для убийц детей
Настрой общества по этому вопросу нашим властям хорошо известен. Соцопросы проводились не раз. Последний по времени – в июне текущего года опрос «Левада-центра» (НКО, признанная в России иностранным агентом) показал: 48% респондентов уверены, что добиться снижения преступности можно ужесточением наказаний. К аналогичному опросу 2019 года этот показатель прибавил 3% . Преступлениями достойными смерти признавали – изнасилование несовершеннолетних –73 %, серийные убийства- 67% терроризм- 49%, умышленное убийство – 43 %. Среди других высоких процентов: торговля наркотиками – 36, коррупция – 31. Госизмену в мирное время посчитали достойным расстрела – 20 % опрошенных.

Загрузка...

Данные опроса фонда «Общественное мнение» от ноября 2019-го показали, что большинство соотечественников (69%) уже тогда считали, что за некоторые преступления следует приговаривать к смертной казни; причем более половины (52%) вернули бы эту меру в российскую практику немедленно.

Надо ли говорить, что, если бы об этом спрашивали жителей тех населённых пунктов, где произошли преступления и сразу после таковых, то эти показатели приближались бы к ста процентам.

Социологи сходятся в том, что настрой общества вернуть казнь за особо тяжкие преступления неуклонно крепнет в последние 5-6 лет – после значительного смягчения в первом десятилетии этого века по сравнению с 1990-ми. И немалую роль в укреплении такого понимания справедливости играют именно ежегодные истории, подобные нынешней орловской. Царьград не раз обращался к этому вопросу, отмечая всё более крепнущую готовность сограждан вершить самосуд над извергами при отсутствии справедливой кары им со стороны государства.

Казнить нельзя помиловать
И здесь в сто первый раз разворачивается (точнее, её искусственно разворачивают) многоумная дискуссия о том, является ли казнь карой справедливой, эффективной гуманной, христианской и т.д. Принципиальные противники этой высшей меры наказания выдвигают свои классические «отполированные» аргументы. Главный из них: «будут судебные ошибки – убьёте невинного – сами станете убийцами». Другой: «никто, включая государство, не вправе прерывать человеческую жизнь». Третий: «страх перед казнью не уменьшает количество преступлений – наоборот – ожесточает преступников и всё общество». Четвёртый: «это ящик Пандоры – сегодня за убийство ребёнка, а завтра – за неправильные взгляды» И, наконец, пятый: «пожизненное заключение для убийцы страшнее чем казнь». К последнему иногда прибавляют ещё «христианский» довод: «за это время злодей может покаяться и исправиться».

У «гуманистов» всегда наготове также отполированный набор цитат великих людей – противников смертной казни.

Альбер Камю: Смертная казнь осуществляет кару, но ничего не предотвращает, лишь подстрекая жажду к убийству.

Блез Паскаль: Допустимо ли искоренять злодейство, убивая злодеев? Но ведь это значит умножать их число!

Андрей Сахаров: Смертная казнь по своему психологическому ужасу несоизмерима с большинством преступлений и поэтому она никогда не является справедливым возмездием, не имеет моральных и практических оправданий и представляет собой пережиток варварских обычаев мести.

Сторонники «вышки» также имеют свой цитатник:

Джордж Уилл (лауреат Пулитцеровской премии 1977 года): Смертная казнь дает стопроцентную гарантию от рецидивов.

Василий Жуковский: Казнь – не иное что, как представитель строгой правды, преследующей зло и спасающей от него порядок общественный, установленный самим Богом. Мысль о ней, конечно, воздерживает многих от злодейства.

Никита Михалков: Я убеждён, что в России нужно вводить смертную казнь. Это не желание убить, а желание поставить тот предел, за который человек осознанно либо идёт, либо нет.

А для христиан на этот счёт ясно сказано апостолом Павлом в Послании к Римлянам:

Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых… Начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое… Для сего вы и подати платите… (Рим. 13:3-6).

На все аргументы противников казни давно сформулированы контраргументы. Судебные ошибки, несовершенство судебной системы? Да, но на это должна быть отсрочка исполнения приговора на несколько лет с обязательным двойным перерасследованием. А также – совершенно неопровержимые доказательства. Казнь не уменьшает количество тяжких преступлений? А где подобная статистика? Жизнь доказывает обратное, что мы ясно видим в последние годы в России. Казнить начнут за что угодно? Не начнут, если для такой меры будет строго определённый и короткий список статей. Например, умышленное убийство и изнасилование ребёнка, террористические акты с многочисленными жертвами, серийные убийства.

Казнить или гноить пожизненно в тюрьме?
Особенно изумляет аргумент господ-гуманистов о том, что расстрел – это слишком мягко для закоренелых злодеев, пускай подольше помучаются, «погниют до смерти в каменном мешке». Вот уж где подлинное человеколюбие!

В этом смысле очень красноречива история с помилованием «смертников» в 1999 году президентом Ельциным. По его указу из 1153 осужденных к смертной казни: 837 получили пожизненное заключение, 268 – 25 лет, 48 – 15 лет колонии особого режима. После этого несколько десятков из помилованных подали в суд иск о признании Указа незаконным. Одни объясняли это тем, что «пожизненка» – гораздо страшнее, чем «стенка». А другие указывали, что не обращались с прошением о помиловании и поэтому Указ президента грубо нарушил их гражданские права.

По свидетельству администраций спецколоний, где отбывают наказание приговоренные к пожизненному заключению, а также работающих там психологов, абсолютное большинство контингента неисправимо. Чаще всего, побушевав, они смиряются с обстоятельствами. Одни, изображая раскаяние и обращение к вере в надежде на смягчение приговора, другие – переходя к чисто органическому, животному существованию. При этом ни о каком «гниении в каменных мешках» сейчас и речи нет: в распоряжении таких заключённых хорошее сбалансированное питание, книги, газеты, телевизор. Обращаются с ним вполне корректно. На небедное содержание таких колоний, заметим, идут деньги налогоплательщиков, включая родственников их жертв.

А вот что касается вожделенного «смягчения» приговора. За всю историю современной России только пять человек, приговоренных сперва к высшей мере наказания, а после апелляции получивших большие, но не пожизненные сроки, вышли на свободу. И из этих пятерых, по крайней мере, один вновь совершил тяжкое преступление. Речь о Геннадии Тебенькове, осуждённом в 1993 году на смертную казню за побег из колонии и убийство случайной женщины. Он был помилован Ельциным в 1993-м, а затем освобождён из колонии по УДО в 2016-м. Оказавшись на свободе, отморозок через три года, 4 августа 2019 года изнасиловал семилетнюю девочку в городе Глазов. Ну и что, спрашивается, вновь присуждать этому извергу пожизненное? Кормить, поить, на прогулки водить?

Сегодня в исправительных колониях для осуждённых к пожизненному лишению свободы содержатся 267 человек, у которых наступило право на условно-досрочное освобождение – то есть тех, кто отбыл срок свыше 25 лет. Где гарантия, что наш «самый гуманный в мире» суд не сжалится над некоторыми, а среди них не окажется подобных Тебенькову? И какие аргументы, господа-гуманисты, вы найдёте тогда против того, что для всех было бы лучше ещё четверть века назад прислонить таких к стенке? «Лучше оправдать 10 виновных, чем осудить одного невиновного?» Расскажите это родителям девочки из Глазова, жителям села Казарь и многим другим, пострадавшим от подобных нелюдей. Посмотрим, что они вам ответят.

Двери покаяния отверзи ми
В качестве последнего, самого убийственного довода противники смертной казни приводят Нагорную заповедь Христа «Не убий» и ещё – «Мне отмщение – и Аз воздам». И он действует на некоторых новообращённых или «христиан в душе», поверхностно знающих Священное Писание.

Слова Господа относятся к личному мщению человека – человеку. Но не к судопроизводству государства или состоянию войны.

Неправильное понимание Божьих заповедей ведёт к непротивлению злу, пацифизму, анархии. Исторические примеры с древнейших времён ясно свидетельствуют – всё это чревато лишь умножением зла на Земле. Для того и возникло государство – по нравственному несовершенству человека, чтобы останавливать насилием зло, идущее извне и изнутри, защищая свои подданных («для сего вы и подати платите»). Если же государство перестаёт выполнять эти функции, то его граждан захватывают и порабощают соседи, а конфликты внутри начинают решаться самосудом – как раз той «местью», которую осуждает Христос.

Двери покаяния, безусловно, открыты каждому человеку – даже закоренелому злодею. И как мы помним из Евангелия, это можно сделать даже во время мучительной казни на кресте. Открыты они и приговорённым к расстрелу и точно знающим, что помилования на этом свете не будет. Более того, способная ещё к покаянию душа скорее принесёт его как раз на пороге насильственной смерти, чем через десятилетия завтраков и ужинов в камере «пожизненнки».

Для христианина смерть не конечная точка бытия и отнюдь не самая страшная вещь. Кроме земного есть Божий суд. И на нём допущенная, паче чаяния, юридическая ошибка, получит свою «компенсацию» для пострадавшего от неё. Хотя, безусловно, лучше, чтобы таковых не было. Это – по адресу тех «либерал-христиан», кто рассматривает земную жизнь как высшую ценность.

Светским же гуманистам, заботящимся более о милосердии к преступникам, чем сопереживающим их жертвам, стоит почаще ставить себя на место последних. А точнее – их близких. Съездите на поминки Вики Гнедовой в орловское село Казарь, почувствуйте себя на месте её родителей. Может, тогда, по песне Высоцкого «вам жизнь покажется наоборот».

Что с того?
Высшая государственная власть России получает один за другим звонки снизу: перестаньте, наконец, окончательно играть в игру под названием «европейские ценности», услышьте свой народ! Этот призыв уже звучит из уст парламентариев и губернаторов. Пусть по известному экранизированному роману «эра милосердия» останется неким далёким идеалом. На этой земле люди ждут от государства прежде всего – справедливости. А она в том, чтобы наказание для преступивших законы человеческие и божеские было сурово и неотвратимо.

У справедливости есть, конечно, и много других граней. Но начните, хотя бы с этой, если хотите, чтобы между народом и государством было доверие. А без него и всё остальное бесполезно.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Loading...