Черное море и Керченский пролив не дают покоя Украине и ЕС

Черное море и Керченский пролив не дают покоя Украине и ЕС

13.10.2021 Выкл. Автор Алексей
Loading...

Киев и Брюссель требуют допустить иностранные военные корабли в Азовское море

Украина и Евросоюз договорились координировать международные усилия в связи с растущими угрозами безопасности и стабильности в Черноморском регионе, говорится в совместном заявлении участников саммита Украина-ЕС, прошедшего в Киеве.

Loading...

Его участники также призвали Россию обеспечить проход в Азовское море и осудили решение о закрытии части Черного моря для иностранных военных кораблей.

«Мы продолжаем призывать Россию обеспечить беспрепятственный и свободный проход в Азовское море и из него в соответствии с международным правом. Мы осуждаем решение России закрыть части Черного моря для нероссийских военных кораблей», — отмечается в заявлении.

Loading...

В апреле 2021 года правительство РФ «исключительно для обеспечения обороны страны и безопасности государства» предоставило Минобороны на 20 лет в обособленное водопользование части акватории Таганрогского залива Азовского моря, что, в частности, исключает использование этого участка для рыбоводства и рыболовства.

Так совпало, что с 11 по 16 октября международный арбитраж в Гааге проводит слушания, касающиеся инцидента в Керченском проливе в 2018 году. Инициатором разбирательства выступила Украина, обвиняющая Россию в нарушении Конвенции ООН по морскому праву и добивающаяся от Москвы выплаты компенсации. В Москве с такой трактовкой не согласны.

«Инициированное Украиной разбирательство касается вооруженного столкновения между военными Украины и России, поэтому не может рассматриваться в Арбитражном трибунале», — заявил на открытии слушаний посол по особым поручения МИД РФ Дмитрий Лобач.

Загрузка...

Он напомнил, что на двух украинских катерах и буксире находились военные, выполнявшие приказ, и вооружение. При этом, несмотря на предупреждение российских военных о вхождении в территориальные воды РФ, украинцы продолжали движение. Дипломат также отметил, что в 2019 году моряки и техника были возвращены Украине. В Киеве отказываются признавать, что в основе разбирательства лежит вооруженный конфликт и на него не распространяется юрисдикция международного арбитража. Более того, утверждают, что военные корабли пользуются иммунитетом, который и был нарушен российской стороной.

В первые два дня Арбитражный суд заслушан стороны, второй этап слушаний запланирован на 14−15 октября. Какое решение может принять суд в Гааге, учитывая, что в последние годы в адрес международных судов нередко звучат обвинения в ангажированности, политизированности, принятии решений под давлением?

Д.юр.н., профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин считает, что судебные арбитражные структуры, созданные международными конвенциями, исключают какое-либо давление и влияние извне:

— На мой взгляд, в разбирательстве надо исходить из того, что процесс состязательный и каждая сторона должна представлять свои аргументы проработанными и основанными на праве.

Что касается арбитража в Гааге, то Конвенция по морскому праву регулирует судоходство торговых и гражданских судов и не относится к правовому регулированию военных судов. Конвенция заключалась, чтобы обеспечить судоходство именно в мирных целях и подвергать сомнению уважение суверенитета она не собиралась, поэтому любое прибрежное государство имеет суверенное право обеспечивать охрану собственных границ.

Кроме того, Конвенция по морскому праву регулирует и трибунал по морскому праву рассматривает исключительно споры, связанные с использованием морей и морских пространств. Вопрос определения статуса суши она не может затрагивать. Исходя из этого, коренным образом изменились обстоятельства.

С учетом новых обстоятельств, которые должны учитываться арбитражем и должны быть надлежащим образом представлены стороной, в данном случае Россией, Керченский пролив, исходя из Конвенции, стал внутренними водами Российской Федерации: на двух его противоположных берегах находится РФ. Режим внутренних вод — это полный суверенитет прибрежного государства. Право мирного прохода действует только в территориальном море, входить во внутреннее море можно исключительно с разрешения прибрежного государства. То есть даже такой институт как «право мирного прохода» ограничивается именно проходом территориальных вод, режим внутренних вод отличается. На мой взгляд юриста, не было действий, которые бы нарушали Конвенцию по морскому праву.

«СП»: — Но ведь Запад не признает ни вхождение Крыма в состав России, ни то, что Керченский пролив является территориальными водами России и даже требует доступа военных кораблей в Азовское море. Однако это ведь фактически внутреннее море двух стран — России и Украины. Может Москва отказать военным судам других стран в присутствии в его акватории или обязана допустить, если на этом настаивает Украина?

— Совершенно верно. Это полузамкнутое море, которое омывает берега двух государств, и они в свое время заключили соответствующее соглашение об использовании Азовского моря. Оно не предусматривает возможность захода туда военных кораблей неприбрежных государств, даже если одно из государств этого желает. Это будет противоречить обязательствам того же самого государства, которое обязалось соблюдать договоренности.

Кроме того, что считает Запад — это не юридический вопрос. Трибунал будет исходить из фактов и соответствующе применять право, а факты таковы (пока не доказано иного) — в данном случае, эффективное управление со стороны России, даже если не признавать суверенитет. Здесь эффективные власти, которые эффективно управляют территорией, и эта позиция неоднократно была в судах апробирована.

Пока я не слышал о территориальных притязаниях Украины по вопросу суши — никакие трибуналы и суды данный спор не рассматривают. Там очень сложно предъявить какую-то позицию, поскольку с точки зрения международного права все было в соответствии с международными нормами и принципами. В случае воссоединения Крыма с Россией на основе международного договора воспользовались правом на самоопределение народов, что предусмотрено международным правом.

Вопрос признания со стороны третьих государств не имеет никакого значения при разбирательстве морских споров.

Д.юр.н., заведующий кафедрой международного права МГУ Алексей Исполинов не считает, что решение может быть принято однозначно в пользу Украины:

— Я не склонен считать, что существует заведомая ангажированность. Это можно воспринимать как ангажированность, на самом деле все судьи международных судов дорожат своей репутацией. Там сотни высококлассных специалистов, от нас там профессор (Владимир — ред.) Голицын, один из ведущих специалистов по международному морскому праву.

«СП»: — Может Россия и вовсе отказаться от судебного разбирательства, если считает, что оно не входит в компетенцию данного суда, или мы связаны международными обязательствами?

— Конвенция по международному морскому праву 1982 года предлагает несколько вариантов решения споров, среди которых возможность пойти в трибунал по морскому праву, но на это требуется согласие двух сторон. Если согласия нет, тогда автоматом признается юрисдикция арбитража.

«СП»: — Наш представитель в суде говорит, что речь идет о вооруженном столкновении военных, а это не может рассматриваться в арбитраже.

— Конвенция не касается военных судов. В данном случае мы стараемся грамотно выстроить позицию. Как это будет оцениваться арбитражем, сказать трудно.

Loading...