Не только Украина: Приднестровье и Молдавия опять готовятся к войне

Не только Украина: Приднестровье и Молдавия опять готовятся к войне

29.12.2021 Выкл. Автор Алексей

Ситуация в непризнанной республике может выйти из-под контроля на фоне переговоров России и Запада

Под конец года геополитическая ситуация обострилась не только вокруг Украины, но и в еще одном постсоветском регионе — Молдавии и непризнанной Приднестровской республике (ПМР). Президент Приднестровья Вадим Красносельский 24 декабря сообщил, что через миссию ОБСЕ направил письмо президенту соседней страны Майе Санду, чтобы назначить политического представителя для возобновления переговоров в формате 5+2 (Молдавия, Приднестровье, Россия, Украина, ОБСЕ, а также наблюдатели — ЕС и США) и урегулировать двусторонние отношения. Однако ответа Кишинева, по словам Красносельского, так и не последовало.

Поэтому Красносельский опубликовал открытое письмо к Санду на своем сайте, в котором написал, что сегодня «есть шанс решить историческую задачу — завершить один из наиболее затянувшихся конфликтов в Восточной Европе». Он подчеркнул, что готов обсуждать решение вопроса как с глазу на глаз, так и в ином формате. Первую встречу лидер ПМР предложил провести еще до конца года.

Инициативу Тирасполя поддержали и в Кремле. Как сообщила представитель МИД РФ Мария Захарова, в Москве приветствуют готовность приступить к «заинтересованному обсуждению путей сближения берегов Днестр». Она добавила, что Россия готова выступить в переговорах гарантом и посредником.

Тем не менее, 27 декабря президент Молдавии Майя Санду в телеинтервью заявила, что не получала никаких писем от Красносельского и не собирается встречаться с ним в обозримом будущем.

«Все переговоры, которые мы ведем для решения проблем граждан с левого берега, ведутся через Бюро по реинтеграции», — сказала Санду, подчеркнув, что считает выборы президента Приднестровья, которые состоялись 12 декабря 2021 года, неконституционными. Она отметила, что решение приднестровского вопроса невозможно найти за несколько месяцев, хотя надеется, что это удастся сделать в «ближайшие годы».

Переговорный процесс по Приднестровью в формате «5+2» заблокирован с 2019 года. Попытка собрать переговорщиков в ноябре этого года провалилась: встречу попросил отложить Кишинев. Также у молдавской стороны пока не назначен министр по реинтеграции. Отношения с Россией у молдавского руководства на фоне газового конфликта тоже находятся далеко не в высшей точке.

27 декабря министр иностранных дел ПМР Виталий Игнатьев заявил, что «если подходы Молдавии к переговорному процессу средневековые и пещерные, то и ожидать конструктивного диалога не приходится». Он также не исключил возможность провокаций силового характера с молдавской стороны и напомнил, что Молдавия в последнее время усиливает военное сотрудничество с США, а в зоне безопасности участились провокации.

Многие аналитики отметили, что Красносельский предлагает вести диалог о «путях сближения Молдовы и Приднестровья», хотя ранее в Приднестровье чаще напоминали о референдуме 2006 года, в котором 97,1% проголосовавших высказались за независимость республики с последующим присоединением к России.

Кроме того, он готов обсуждать «особый статус Приднестровья». Но этот статус предполагает возвращение в состав Молдавии. Кстати, именно такой сценарий поддерживают и в Москве.

«Россия способствует всеобъемлющему решению приднестровской проблемы на основе уважения суверенитета, территориальной целостности и нейтрального статуса Республики Молдова при определении особого статуса Приднестровья», — говорится в действующей редакции Концепции внешней политики РФ.

В самой Молдавии, правда, не верят, что в Приднестровье действительно хотят обсуждать реинтеграцию. Как заявил в комментарии изданию «Коммерсант» депутат молдавского парламента от пропрезидентской партии «Действие и солидарность» Оазу Нантой, оживление на Днестре нужно рассматривать в контексте ситуации вокруг Украины и переговоров Москвы и Запада. Якобы возобновление переговоров должно продемонстрировать Западу, что и Минские соглашения могут быть эффективными.

Декан факультета социальных наук и массовых коммуникаций Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов также считает, что ситуация связана с диалогом России, США и НАТО о гарантиях безопасности, но лишь в том смысле, что Москва надеется избежать провокаций накануне переговоров.

— Эти инициативы укладываются во взаимную политику «маневрирования против слабости» России и Запада. Приднестровье — достаточно проблемный регион для России, который Запад периодически поджимает через Украину и Молдавию. В виду изоляции этого региона, у Запада есть возможность шантажировать им Россию, невзирая все на международные договоренности.

Для России важно, чтобы там не произошло никаких чрезвычайных ситуаций, особенно пока не завершились переговоры между Москвой и Вашингтоном. Поэтому были запущены такие попытки начать переговорный процесс. Хотя практически этот конфликт относится к числу нерешаемых. Россия не может сдать Приднестровье, даже по репутационным соображениям его невозможно запихнуть в состав Молдавии. Тем более что между этими субъектами есть существенный антагонизм.

Но и Кишинев с Западом не могут позволить Приднестровью уйти в свободное плаванье и по принципиальным соображениям, и потому, что это болевая точка, через которую можно доставать Россию. Думаю, этот переговорный процесс является дымовой завесой, которую напускают Москва и Вашингтон в преддверии «больших переговоров». И судьба Приднестровья во многом будет определена их результативностью. Если Россия займет жесткую позицию, то статус-кво сохранится и Приднестровье продолжит существовать в таком непризнанном де-юре, но функциональном де-факто состоянии.

Заместитель директора Института истории и политики МПГУ, кандидат исторических наук Владимир Шаповалов считает, что власти Приднестровья вполне искренне хотят перезапустить переговорный процесс, но Кишинев эти инициативы не поддержит, потому риск эскалации возрастает.

— Позиция ПМР является четкой и определенной — Приднестровская Молдавская республика всегда выступала за переговоры и сближение позиций. Мы должны вспомнить план, который был разработан Российской Федерацией почти 20 лет назад, и предусматривал разрешение конфликта путем создания Молдавской федеративной республики с равноправным статусом Приднестровья, как субъекта федерации.

К сожалению, все это упирается в негативную позицию нынешнего

молдавского руководства. Пришедшие к власти в Молдавии политики ориентируются на все, что угодно, только не на интересы молдавского народа. Они сориентированы на так называемую интеграцию в Европу, хотя понятно, что никакой полноценной интеграции Молдавии в ЕС сейчас быть не может.

Но эта идея является доминирующей. Как следствие, резкое ухудшение отношений с Россией, по сути, прекращение позитивных контактов с нашей страной, несмотря на то, что она является естественным экономическим, политическим и культурным партнером Молдавии.

Антироссийская и проевропейская политика Кишинева вызывает серьезные опасения, так как в нынешней ситуации это автоматически означает поддержку провокационных действий Украины против России, а также против ДНР и ЛНР. И здесь не может не возникать тема Приднестровья, поскольку для киевских политиков это тоже серьезный раздражитель. Они часто используют ее для информационных атак на Россию.

Поэтому есть достаточно серьезные опасения, что эскалация напряженности на юго-востоке Украины со стороны киевских властей может иметь в качестве отдельного направления провокационные согласованные с Молдавией действия в отношении Приднестровья.

Мы с одной стороны наблюдаем открытую и направленную на взаимодействие позицию вновь избранного президента ПМР, а с другой — негативную позицию молдавского руководства, вызывающую серьезные опасения.

«СП»: — Почему эти инициативы со стороны Тирасполя последовали сейчас, связано ли это с обострением ситуации вокруг Украины?

— В декабре в Приднестровье произошли выборы президента. И то, что в одном из своих первых заявлений вновь избранный президент ПМР обращается к Молдавии, вполне естественно. Он начинает новый политических цикл с важных инициатив. Но мы пока не видим готовность Кишинева вести этот диалог. Майя Санду и ее команда занимают ярко выраженную антироссийскую позицию и не раз негативно высказывались в отношении Приднестровья.