«Страна лишилась древних сокровищ»

«Страна лишилась древних сокровищ»

06.01.2022 Выкл. Автор Алексей
Loading...

В 1918 году из Кремля похитили реликвии российских царей. Кто совершил кражу века?

Зимой 1918 года из колокольни Ивана Великого в Московском Кремле украли древние сокровища России, в том числе предмет, названный «Русским Граалем» за особое мистическое значение для истории страны. Незаметно для всех воры умудрились унести несколько мешков с драгоценностями в самом центре города. Это преступление посчитали кражей века, а его расследование поручили сотрудникам только что созданного Московского уголовного розыска. В разное время в краже подозревали анархистов, монархистов, представителей церкви и даже большевиков, но правда оказалась иной. В том, кто стоял за дерзкой кражей, удалось ли найти похищенные сокровища и как сложилась судьба пропавшего «Русского Грааля», разбиралась «Лента.ру».

Loading...

Январь 1918 года. В Москве и других городах идет разгул преступности из-за объявленной временным правительством в марте 1917 года общей амнистии. Благодаря ей вместе с политическими заключенными на свободу вышли тысячи уголовников. Результат не заставил себя ждать: если весной 1916 года в Москве совершили около 3,5 тысяч преступлений, то весной 1917 года — больше 20.

После второй, теперь уже Октябрьской революции власть не без кровопролития взяли советы рабочих и солдатских депутатов. С тех событий прошло всего три месяца и в стране хватало экономических и социально-политических проблем. Начиналась Гражданская война. А Москва еще хранила следы недавних уличных сражений, особенно заметные в Кремле. Там повсюду были видны следы от пуль и осколков — последствия боев красноармейцев и юнкеров…

Loading...

«Советы в смятении»
Поместный собор Русской православной церкви, оценив плачевное состояние церковных зданий Кремля в январе 1918 года, постановил провести их ремонт. Начать решили с колокольни Ивана Великого — во многом из-за того, что там на третьем этаже размещалась Патриаршая ризница.

В ней хранились древнейшие, имевшие сакральное, почти мистическое значение для российской истории сокровища. За них, впрочем, переживала и новая власть. Советам предстояло решать небывалые экономические проблемы, в том числе связанные с голодом, и одержать победу в начинающейся Гражданской войне. Стоит ли говорить, что царские сокровища были весьма кстати, ведь за них можно было выручить немалые деньги.

8 января 1918 года Патриаршую ризницу посетили члены специальной комиссии, созданной для определения объема реставрационных работ. На поиск реставраторов, составление смет и решение всех организационных и хозяйственных вопросов ушло три недели.

Загрузка...

Патриаршая ризница в колокольне Ивана Великого

Но когда 30 января члены комиссии вновь появились в ризнице, они были ошеломлены представшей перед ними картиной: шкафы и витрины были взломаны, на полу валялись освобожденные от золотых риз старинные иконы, а также ободранные митры и ризы священников.

30 января 1918 года Патриарший ризничий, разводящий, подрядчик Кулаков, келейник ризничего и два мастера, войдя в Патриаршую ризницу, нашли, что из нее через пролом окна и железной ставни в углу у столпа Бориса Годунова оказалось похищенным все самое ценное в Ризнице, в огромном количестве оставшееся незарегистрированным. Оставшиеся в Ризнице вещи разбросаны, испорчены и переломаны

Из акта, подписанного членами комиссии по охране памятников искусств и старины, в частности архимандритом Арсением и хранителем Оружейной палаты Трутовским. Февраль 1918 года
Среди пропавшего была и особо ценная реликвия — так называемая Августова крабица. Кто-то из экспертов отметил: ее потеря — дурной знак. Этот сосуд, предположительно западноевропейской работы, по преданию когда-то принадлежал самому римскому императору Октавиану Августу. Позже, уже из Византии, он попал на Русь.

Ряд историков считал, что Августова крабица попала на Русь во времена Ивана Калиты. Именно при нем сосуд стал символом верховной власти и идеи возвышения княжества Калиты, наиболее точно отраженной в расхожем сравнении «Москва — третий Рим». Позже с помощью Августовой крабицы на Руси проходило помазание на царство.

Августова крабица

Неудивительно, что в потере сакрального сосуда многие увидели скрытый смысл — утрату власти над страной. Впрочем, помимо Августовой крабицы пропал и целый ряд других сокровищ.

Среди них был покров на гробницу царя Михаила Федоровича из красного бархата с восьмиконечным крестом, расшитая жемчугом кайма из зеленого бархата, осыпанная бриллиантами ладаница XII века, золотой наперстный царский крест Ивана Грозного, изумруды величиной с яйцо, сапфиры, золотая утварь…

Общая сумма похищенного составляла астрономическую по тем временам сумму в 30 миллионов рублей золотом
Возмущенные дерзким преступлением верующие хлынули к Кремлю: сдерживать толпу пришлось вооруженным отрядам рабочих. Обстановка накалялась, причем неожиданный удар для новой власти усугубили громкие газетные заголовки — к примеру, «Разгром Патриаршей ризницы, Советы в смятении» или «Россия лишилась своих древних сокровищ».

Миллион за новости о ворах
В Президиуме Моссовета немедленно создали комиссию для координаций всей работы по расследованию кражи из колокольни Ивана Великого. На кону стояла репутация советской власти в глазах не только населения, но и мировой общественности. За рубежом активно писали, что сокровищницу якобы разворовало руководство партии большевиков.

Уже через сутки, 14 февраля (по старому стилю), президиум Моссовета решил обратиться к гражданам Республики за содействием в розыске и возврате похищенных драгоценностей. А еще — предложить вознаграждение за розыск и доставление похищенного: в размере до 1 000 000 рублей в зависимости от значения и ценности предметов.
Вениамин Полубинский

Ученый, ветеран органов внутренних дел, кандидат юридических наук, заслуженный работник МВД CCCР. Из книги «Московский уголовный розыск: история в лицах»
Советы известили о дерзкой краже иностранные государства, попросив у них помощи и содействия. Но с большинством из них тогда еще не было дипотношений, поэтому рассчитывать на поддержку особо не приходилось. А комиссии по охране памятников поручили изучить газетные материалы о преступлении, чтобы привлечь их авторов к суду «за искажение истины и тенденциозное освещение».

Комиссар уголовно-розыскной милиции, латыш Карл Розенталь (активный большевик и участник вооруженного восстания 1917 года) отобрал специальную группу оперативников, среди которых было немало экс-сотрудников еще царского сыска. Розенталь велел проверять все ювелирные магазины и торговцев антиквариатом.

Во главе расследования он поставил Карла Маршалка — выходца из царского сыска и самого опытного профессионала в своем деле. По указанию Маршалка начались массовые оперативно-следственные мероприятия.

Сыщик Карл Маршалк

Агенты следили за обстановкой на рынках, а также вербовали персонал гостиниц — официантов и горничных. Милиционеры взяли под контроль все точки возможного сбыта драгоценностей в столице. К работе подходили со всей серьезностью: для недавно образованного МУРа это было первое большое дело.

«Засекли продававшую нательный крест барышню»
Несколько дней спустя сыщикам сообщили о сбыте жемчуга в ювелирном магазине в Верхних торговых рядах (нынешний ГУМ на Красной площади). Ряды нередко посещали состоятельные иностранцы, которых большевики небезосновательно подозревали в скупке всевозможных ценностей в стране.

Хозяин магазина, у которого нашли сто зерен жемчуга с патриаршего одеяния, пояснил, что взял их у известного в антикварной среде коммерсанта по кличке Соломон. Один из бывалых оперативников сразу понял, что речь о скупщике краденного.

Верхние торговые ряды (нынешний ГУМ на Красной площади). 1915 год

Вскоре предприниматель Соломон, заикаясь, рассказывал «товарищам сыщикам», что россыпь крупного жемчуга по сходной цене ему предложил некий Петр Александрович. «Узрев богатства», он смекнул, что это принесет ему хорошие деньги при перепродаже, а потому происхождением товара интересоваться не стал.

Соломон просил его понять и отпустить, ведь он соблазнился выгодой, продав жемчужины в два раза дороже. А где найти этого Петра Александровича он подсказать не мог, поскольку в среде Соломона было не принято спрашивать у продавцов товара их адреса. Скупщика краденного на всякий случай закрыли в изоляторе, но толку от этого было мало. Эта ниточка оборвалась.

Впрочем, пару дней спустя сотрудникам МУРа, казалось, улыбнулась удача.

На Сухаревском рынке засекли продававшую нательный крест старинной работы барышню, вещица подходила под описание. Проследили и зашли с обыском. Она как раз ужинала с двумя «клюквенниками» — профессиональными церковными ворами. Там целый был склад церковной утвари, множество камней и жемчуга.
Из воспоминаний сотрудника Московского уголовного розыска

Обрадованные сыщики пригласили священников, но те, изучив ценности, вынесли печальный вердикт — похищенное не имеет отношения к вещам из колокольни. А «клюквенники» на допросе сознались, что недавно обнесли церковь Вознесения и все вещи были оттуда.

Над комиссаром уголовно-розыскной милиции Розенталем и бывшим царским сыщиком Маршалком сгущались тучи: в Моссовете ждали результатов расследования, а их не было.

«Хитроумный тайник в голландской печке»
Вечером 12 марта 1918 года в кабинете замначальника Саратовской уголовно-розыскной милиции Ивана Свитнева зазвонил телефон. Это был его агент — в прошлом царский шпик: звонивший сообщил, что в ресторане «Товарищество» некий мужчина предлагает супружеской паре золотые слитки и какие-то камушки старинной обработки.

Опытный саратовский сыщик немедленно выехал на место. Продавца задержали и доставили в участок, где он назвал кличку вора, продавшего ему золото. Изучив слитки и сверив их с присланными ему описаниями пропавшего в Московском Кремле, Свитнев понял, что напал на след тех самых воров, которые, как писали газеты, совершили кражу века.

Замначальника Саратовской уголовно-розыскной милиции Иван Свитнев

Свитнев прыгнул в пролетку и той же ночью оказался у начальника губернского управления саратовской милиции по фамилии Дейч. Сыщик знал, что Дейч не выполнил приказ новой власти — сжечь всю царскую уголовную картотеку «классовых врагов» — а вместо этого спрятал ее в подвале.

Сверив данные из картотеки с информацией от задержанного спекулянта, Свитнев понял, что тот получил золото от москвича Константина Полежаева. Этот авторитетный вор-гастролер не раз попадал в темные истории с драгоценностями, украденными у торговцев из Саратова.

Именно ему принадлежала названная на допросе кличка
На волне революционной неразберихи Полежаев осел в Саратове под фамилией Самарин. Подняв документы в городской администрации, сыщики выяснили, что человек с такой фамилией недавно купил часть роскошного купеческого дома с видом на Волгу.

Гражданин Самарин встретил оперативников в роскошном халате и поинтересовался целью их визита. На предложение добровольно выдать украденные ценности хозяин лишь усмехнулся и предложил милиционерам выпить. Те, впрочем, от спиртного отказались, а вместо этого начали обыск, который занял несколько часов. И в конце концов сыщики нашли то, что искали.

Хитроумный тайник обнаружили в голландской печке. Работники уголовного розыска извлекли из него и представили на обозрение понятых золото в слитках, изуродованных чашах, подносах, блюдах, иных предметах церковной утвари — общим весом один пуд и десять фунтов, около тысячи бриллиантов, жемчуг, браслеты и другие изделия.
Из книги ветерана органов внутренних дел Вениамина Полубинского

«Семейный клан потомственных московских воров»
Отпираться дальше вор не стал: сознался, что его зовут Константин Полежаев и он — опытный вор-рецидивист. Задержанный сообщил, что услышал историю о сокровищах в башне Кремля и потому, пользуясь революционной шумихой, лично взобрался на колокольню Ивана Великого, перепилил решетки и похитил сокровища.

«Тогда где же остальное, куда дел большую часть награбленного?» — пытался выяснить у вора сыщик Свитнев. Но Полежаев лишь разводил руками — мол, все продал. Впрочем, милиционер не верил, что один человек мог провернуть такое, да еще и быстро сбыть столь непростой товар в момент, когда оперативники искали его по всей стране.

Сыщики работали с Полежаевым больше суток, а потом на ночь отправили вора в камеру, чтобы утром продолжить допрос. Но не вышло — в камере арестант покончил с собой
Узнав об этом, Свитнев немедленно дал в Москву телеграмму о немалой части найденных сокровищ и первым же поездом отбыл туда.

Принявший саратовского коллегу Маршалк внимательно выслушал его рассказ и обрадовал Свитнева: оказалось, что у бывшего царского сыщика остались кое-какие архивы. Из них следовало, что еще до начала своих воровских гастролей по стране Константин Полежаев успел отметиться во множестве уголовных дел о кражах в Москве.

Он оказался представителем семейного клана потомственных московских воров — его отец и мать всю свою жизнь занимались скупкой и перепродажей краденного, как до этого их предки.

Кончилось все тем, что в царские времена родителей Полежаева выслали из столицы, запретив им под страхом каторги жить в Москве.
Сыщики выяснили, что Полежаевы-старшие, достигшие преклонного возраста, доживали свой век в селе Богородское. Об их дочерях милиции ничего известно не было, а вот все четыре сына, включая погибшего Константина, добывали себе хлеб исключительно воровским ремеслом.

И пока младшие воровали, старшие сбывали добычу и улаживали вопросы с конкурентами, а порой давали приют беглым партнерам по опасному ремеслу. У каждого из четверых братьев Полежаевых было около десятка арестов и почти столько же побегов из мест лишения свободы, начиная от полицейских околотков и городских тюрем до каторги.

Старший из сыновей Полежаевых — Александр — за пару лет до революции погиб при очередной попытке бегства: среди конвоиров оказался меткий стрелок
Второй брат был освобожден временным правительством и вышел по той самой амнистии в марте 1917 года. Но пару месяцев спустя его вновь задержали за крупную кражу и отправили в Омский исправительный лагерь. Таким образом, сыщики установили, что на свободе оставался лишь один из четырех братьев — Дмитрий Полежаев. И он вполне мог быть причастен к краже из Московского Кремля.

«Драгоценности в куче мусора»
Все силы МУРа были брошены на сбор данных о возможном местонахождении Дмитрия Полежаева. За домом его родителей установили слежку, но вскоре выяснилось, что ни он, ни покойный Константин не заезжали к своим отцу и матери последние несколько лет.

Спустя месяц кропотливой работы следствие установило: некоторое время назад Дмитрий Полежаев справил себе новый паспорт на имя Виктора Попова. Затем он снял дачу в поселке Красково и жил там с женщиной низкой социальной ответственности.

Железнодорожная станция «Красково»

Сыщики не стали спешить: они установили за дачным домиком наблюдение, но не заметили ничего интересного. Владелец дачи, напуганный вниманием милиции, пояснил, что арендатор представился коммерсантом Поповым (по нему было видно, что он человек при деньгах), взял дом в аренду на длительный срок, но недавно уехал на юг — вроде как в Ялту.

Впрочем, самым важным, о чем хозяин дачи сказал милиционерам, была телеграмма от «коммерсанта Попова»: в ней автор сообщал, что вернется со дня на день. На станцию немедленно отправились трое сотрудников МУРа с приказом ждать предполагаемого вора, а их коллеги приступили к обыскам на территории дачи.

Драгоценности были спрятаны в доме, надворных постройках и даже в куче мусора за домом. Опись найденных вещей заняла несколько тетрадных страниц.
Из книги ветерана органов внутренних дел Вениамина Полубинского

Вскоре на станцию в сопровождении своей любовницы прибыл Дмитрий Полежаев: хорошо одетый, в щегольской шляпе и загорелый после Ялты. Но как только он сошел с поезда, его сразу скрутили милиционеры и доставили в управление уголовного розыска.

Полежаев попытался изобразить недопонимание: он кричал, что на него пытаются повесить чужое преступление якобы за ошибки молодости, но это было бесполезно. Московские следователи предъявили ему доказательства смены документов, аренды дачи и опись найденного имущества. Позже сыщик Свитнев рассказал Дмитрию о том, как в Саратове покончил с собой его брат Константин.

«Несколько ночей они мешками вытаскивали золото»
Кто именно был инициатором кражи из колокольни Ивана Великого, Дмитрий Полежаев говорить не стал. Из его рассказа следовало, что эта идея как-то внезапно пришла ему с братом Константином, когда они обсуждали возможности беспокойного времени.

Оба брата считали, что упускать исторический момент царящей в стране неразберихи нельзя: хотелось сорвать большой куш и до конца жизни не знать забот. Именно поэтому обнести они решили колокольню Ивана Великого: якобы еще в детстве слышали о хранившихся там несметных сокровищах. Дальнейшее было делом техники.

По водосточной трубе они [воры — прим. «Ленты.ру»] добрались до окна ризницы, выходящего в сторону Царь-колокола. Потом распилили решетку и взломали железную ставню. Пробравшись внутрь, они оказались в настоящей сокровищнице. И при этом никем не охраняемой! Несколько ночей они мешками вытаскивали золото и драгоценности и вывозили все это подводами.
Криминалист Олег Логинов

Всю добычу братья Полежаевы поделили по-братски на две части. При этом большевики и представители церкви не сразу заметили пропажу, а потому у воров было время, чтобы залечь на дно.

Тайна пропавшего «Грааля»
Раскрытие кражи века из Московского Кремля стало первым большим успехом новой советской милиции. Ни до, ни после в стране не похищали реликвии, имеющие такое историческое, культурное и политическое значение. По мнению ветеранов МУРа, именно это дело позже вдохновило создателей знаменитой советской трилогии «Неуловимые мстители» на создание третьей части «Корона Российской империи, или Снова неуловимые».

Большую часть ценностей, похищенных братьями Полежаевыми, удалось вернуть: сегодня их можно увидеть в Алмазном фонде и в Оружейной палате России. Но некоторые вещи исчезли бесследно.

И, к сожалению, до сих пор неизвестна судьба «Русского Грааля» — Августовой крабицы, символа власти церкви и русских царей.
Вокруг ее судьбы ходило много слухов. По одной из легенд, культовый предмет еще до воров Полежаевых мог похитить архимандрит Арсений, который верил в мистическую силу крабицы. В свою очередь большевики подозревали, что за кражей из колокольни Ивана Великого стояли некие глобальные антисоветские силы, которые и присвоили «Русский Грааль».

По некоторым данным, в начале 40-х годов XX века Августова крабица внезапно появилась в Париже, среди русских иммигрантов. Тогда Иосиф Сталин, имевший духовное образование, приказал советским спецслужбам выкрасть ее, но помешала Великая Отечественная война. Впрочем, никаких подтверждений этого у историков нет.

До сих пор существуют версии, что они [воры] были наняты какой-то политической группой. Монархистами, желавшими спасти реликвии от экспроприации. Анархистами, затевавшими вооружение своих рядов Черной гвардии. И, наконец, большевиками, активно боровшимися с церковью и лично патриархом Тихоном.
Криминалист Олег Логинов

Что касается главных героев этой истории, то Дмитрий Полежаев, по одним данным, как и его брат, был застрелен при попытке к бегству на этапе в лагерь. По другой версии, осужденного расстреляли вскоре после суда, по третьей — он скончался от болезни в лагере. Известно лишь одно: на свободу Полежаев уже не вышел.

Саратовский сыщик Иван Свитнев получил благодарность от советского правительства и позже работал в разных регионах СССР. Но в 1938 году по надуманному обвинению особое совещание при НКВД дало ему восемь лет лагерей, где он и умер 14 сентября 1944 года.

Loading...