Генералы Пентагона не учли, какие ракеты есть у Москвы и Тегерана

Генералы Пентагона не учли, какие ракеты есть у Москвы и Тегерана

11.05.2022 Выкл. Автор Алексей

Вашингтону теперь придется иметь дело с российско-персидской армией

За событиями на Украине следят по всему миру. В том числе и те страны, которые давно закупают российское вооружение. И спецоперация создала оборонпрому России блестящую рекламу. Российское вооружение наверняка станет еще более востребованным в странах, которые плевать хотели на западные санкции. Например, в Иране.

Русские ракеты повернули ход спецоперации

С начала военной спецоперации Россия выпустила по территории Украины почти 2 тысячи высокоточных ракет. Такие данные приводит Институт Ближнего Востока — американский исследовательский центр, который изучает военные конфликты.

Казалось бы, где Украина, а где Ближний Восток. Но если разобраться, то интереc вполне понятен.

Интенсивность использования высокоточных ракет в Украине значительно выше, чем во всех предыдущих конфликтах. Скажем, американцы во время вторжения в Ирак в 2003 году выпустили всего 955 крылатых ракет.

Помимо масштаба, использование ракет в украинской спецоперации также радикально отличается от предыдущих конфликтов XXI века с точки зрения комбинации используемых систем.

Россия применяет баллистические ракеты («Искандер» и «Точка-М»), крылатые ракеты («Калибр»), гиперзвуковые ракеты («Кинжал») и системы береговой обороны, атакующих наземные цели («Бастион» и «Бал»). Для сравнения: натовские силы, вторгшиеся в 2003 году в Ирак, полагались только на крылатые ракеты Tomahawk BGM-109 и AGM-86 CALCAM, пишет Институт Ближнего Востока.

«Фактически, впервые со времен Второй мировой войны тактические баллистические ракеты сыграли поворотную роль в бою. Нетрудно представить, что военные по всему миру внимательно следят за этими событиями», — говорится в исследовании американского центра.

Высокоточные ракетные удары оказались для России важнейшим средством нейтрализации украинской инфраструктуры. Особенно в тех районах, где воздушные бомбардировки были рискованными. Высокоточные удары «Искандеров» нанесли значительный ущерб и ослабили военные возможности Украины, пишут военные аналитики из Института Ближнего Востока.

Украинцы могли противопоставить этому лишь минометные обстрелы и один вертолетный рейд. Минометы, в отличие от ракет, — оружие не высокоточное, а неизбирательного действия. Кроме того, у него крайне малая дальность.

Все это и подкрепляет мнения тех экспертов, кто ратует за как можно скорейшее развитие ракет. И это, например, Иран.

Именно Иран среди всех ближневосточных стран активнее всего использовал высокоточные баллистические ракеты.

В 2017 году — чтобы уничтожить командные пункты террористической группировки «Исламское государство» * в восточных провинциях Сирии.

В 2018 году — для ударов по опорным пунктам курдских сепаратистских группировок в северном Ираке.

В 2020 году — для удара по американской авиабазе Айн-Асад в Ираке.

В 2922 голу — по предполагаемому израильскому разведывательному центру в городе Эрбиль в Ираке.

Иран, находящийся с 1979 года под жестокими американскими санкциями, некогда был вынужден выбирать — инвестировать в ВВС или в ракетную программу, рассказывает Институт Ближнего Востока. Строительство новых бомбардировщиков оказалось слишком тяжелой ношей для страны, живущей под санкциями. И Иран сделал выбор в пользу ракет. А также беспилотников.

И уже во время ежегодного военного парада в нынешнем апреле тысячи иранских зрителей могли воочию увидеть, за какими системами вооружения — будущее. Приоритет перед истребителями был отдан именно дронам, ракетам и зенитно-ракетным комплексам.

Успехи российского вооружения во время спецоперации явно вызовут большой интерес к новым поставкам. В том числе в Иране, который еще с советского времени был крупным покупателем оружия в России. Ведь ее американские санкции, наложенные на Иран, уже тогда не страшили.

На вооружении иранской армии, скажем, есть системы залпового огня «Ураган», противотанковые ракетные комплексы «Метис», вертолеты Ми-17 и многие другие виды оружия.

Теперь же обе страны сближает не только общее прошлое, но и общий антиамериканизм. Москва и Тегеран страдают от западных санкций, они стремятся избавиться от долларовой зависимости. Поставки вооружений (за который иранцы будут расплачиваться не долларами, конечно) — реальный выбор.

Пока что основу ракетной программы Ирана составляют ракеты, поставленные из Северной Кореи и Китая. Тегеран самостоятельно разрабатывает баллистическую ракету Shahab-6 с дальностью более 10 тысяч км. Причем технологии для этого Тегерану десятилетиями предоставляла Россия, из-за чего еще в конце девяностых США ввели санкции против нескольких российских компаний.

Россия якобы помогала Ирану производить боеголовку и фюзеляж. И созданные Ираном ракеты теперь могут потенциально достичь крупных населенных пунктов в Израиле, Турции, Египте, Ираке и Саудовской Аравии.

Из-за их большей дальности Иран сможет запускать эти ракеты с более безопасных стартовых площадок в глубине страны, что усложнит усилия по обнаружению и уничтожению ракет до запуска. Хотя, надо полагать, главная ценность этих ракет — политическая. Они служат символическим заменителем нетрадиционных вооружений, которыми Иран обладает, но не может похвастаться из-за своих обязательств по контролю над вооружениями.

По этой причине новенькие российские «Калибры» или «Кинжалы» Иран закупить тоже не сможет. Однако скооперировать усилия разработчиков — вполне.

*Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.