ТАЙНАЯ ВЛАСТЬ: ЖЁНАМ ГУБЕРНАТОРОВ ИЗ КРЕМЛЯ ПОСЛАЛИ ЧЁТКИЙ СИГНАЛ

ТАЙНАЯ ВЛАСТЬ: ЖЁНАМ ГУБЕРНАТОРОВ ИЗ КРЕМЛЯ ПОСЛАЛИ ЧЁТКИЙ СИГНАЛ

Эксперты составили собирательный образ жён глав регионов и пришли к интересным выводам. Например, примерно половина из них сегодня владеют собственным бизнесом либо вели предпринимательскую деятельность прежде. А с началом спецоперации на Украине некоторым пришлось значительно снизить свою публичную активность и даже закрыть аккаунты в соцсетях.

Авторы исследования проанализировали 83 супруги губернаторов – вне «прицела» остались лишь мэр Москвы Сергей Собянин и губернатор ХМАО Наталья Комарова (оба разведены).

При этом эксперты признают, что в России так и не сложился за всё время полноценный институт «первых леди» регионов: большинство губернаторов стараются если не выставлять семейную жизнь напоказ, то по крайней мере не афишировать её. Одни – исходя из соображений безопасности, другие – просто не хотят такой публичности, третьи – не желая, чтобы посторонние вообще знали, чем и как они живут вне службы.

Хотя удаётся это, стоит отметить, далеко не всем. Причиной тому – и необходимость декларирования доходов и имущества (народ с увлечением раз в год читает про заработки чиновников), и активность некоторых вторых половин в соцсетях, и, разумеется, слухи и утечки информации – шила в мешке, как говорится, не утаишь.

Общий портрет
Итак, средний возраст губернаторской жены – 45 лет. И, в основном, разница в возрасте между супругами не очень большая, исключение составляют лишь несколько пар: например, глава Башкортостана Радий Хабиров старше жены Каринэ на 18 лет, разница в возрасте между губернатором Тверской области Игорем Руденей и его женой Ольгой составляет 17 лет – как и у главы Ивановской области Станислава Вознесенского и его второй половины Светланы Дрыги, а Валерия Клычкова, супруга губернатора Орловской области Андрея Клычкова, моложе его на 14 лет.
Четверть от общего числа губернаторских жён ведут соцсети – в основном, Instagram* (принадлежит запрещённой в России Meta) и ВКонтакте.
Лишь три супруги глав регионов не имеют высшего образования, у остальных вузовский диплом есть, причём почти в 50 процентах случаев медицинский.
Немногим меньше четверти жён занимаются трудовой деятельностью, а в 6 процентах случаев работают в компаниях, косвенно аффилированных с госструктурами.
Почти половина владеют (или владели) бизнесом, а пятнадцать – руководят некоммерческими организациями.
Аналитики распределили губернаторских супруг в соответствии с их публичным позиционированием по нескольким группам.

Домохозяйки: Вместе с мужем только на избирательный участок
Большинство, 53 процента – то есть 45 жён, угодили в кластер «домохозяек». Ориентировались исследователи, в основном, на открытые источники – публикации в СМИ, соцсети, официальную информацию. И включили в эту группу тех, кто, в соответствии с их выводами, избрал основным занятием домашние хлопоты и воспитание детей – что, впрочем, не исключает вероятности их деловой активности. Более трети имеют оформленное на них ООО или ИП, несколько руководят НКО.

Эти дамы редко появляются с мужьями на публике, тем более на официальных мероприятиях: могут разве что засветиться вместе на избирательном участке на крупных выборах. И, кстати, многие, когда супруг занял ответственный пост, удалили, закрыли или забросили свои аккаунты в соцсетях.

Яркой представительницей «кластера домохозяек» названа супруга губернатора Калининградской области Антона Алиханова – Дарья Абрамова: выпускница МГИМО и совладелица в прошлом ООО «МД» (деятельность предприятий общепита; сейчас ликвидировано), сейчас она не работает, не даёт интервью. К домохозяйкам также отнесли Марину Лимаренко (Сахалинская область), Ирину Цыденову (Бурятия) и Татьяну Томенко (Алтайский край).

ГУБЕРНАТОР КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ АНТОН АЛИХАНОВ С СУПРУГОЙ ДАРЬЕЙ АБРАМОВОЙ И ДЕТЬМИ.

Хотя – ещё раз: в «тихом омуте», как известно, всякое бывает. И отсутствие публичности не означает, что супруга условного губернатора, например, не может обратиться к мужу-чиновнику с просьбой, скажем, от подруги по фитнесу.

Такие факты существуют, но они достаточно редкие, – признаёт в беседе с Царьградом политолог Евгений Минченко, чей коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг» и проводил это исследование. – Хотя был один момент: одну из жён губернаторов, не хочу называть кого именно, мы отнесли к домохозяйкам (поскольку она достаточно редко появляется на публике), и люди из региона нам написали: мол, вы её записали в этот кластер, а она, между прочим, по факту управляет регионом, а муж – только инструмент. Что тут сказать? Наш доклад всё-таки больше про публичное позиционирование. И тот факт, что она – домохозяйка, вовсе не отменяет возможность с её стороны выступать неким теневым игроком. Плюс не стоит всё-таки переоценивать роль жён: самая влиятельная и властная женщина не обойдёт задания и KPI от администрации президента и силовиков. Она может только быть одним из центров силы, но не доминирующим.

Деловые жёны: Заработки в разы больше, чем у наделённых властью мужей
Как ни странно, таковых насчитали только тринадцать. Их отличительная особенность – свой уникальный медийный образ, который основан на управлении бизнесом, даже если они сами-то и хотят огласки. И даже свои соцсети они, как правило, не ведут. А внимание к их персонам всё равно обеспечено.

При этом бизнес обычно развивается как семейный, констатируют аналитики. Что, впрочем, не должно вызывать никакого удивления.

Пример «деловых» – супруга президента Татарстана Рустама Минниханова Гульсина, регулярно попадающая в рейтинг самых богатых женщин России: она руководит крупнейшим в Казани спа-центром и активно расширяет бизнес. А вот с мужем появляется только изредка – на официальных мероприятиях.

Собственно, фамилии губернаторских жён из этой категории чаще всего и звучат во время обязательного для чиновников обнародования сведений о доходах.

Упомянутая Гульсина Минниханова, к примеру, за прошлый год заработала 166,6 млн рублей (минус 50 миллионов в сравнении с 2020-м, к слову) – сам он привнёс в семейный бюджет намного меньше, «только» 11 млн.

И – да, у жены главы Татарстана в рейтинге самых богатых вторых половин губернаторов только второе место.

ГУЛЬСИНА МИННИХАНОВА.

Первое – у Ольги Богомаз, жены главы Брянской области Александра Богомаза: 389 миллионов, при том, что его собственный доход составил 5,2 млн. А всё потому, что она имеет в собственности несколько десятков земельных участков сельхозназначения, картофелехранилища, артезианские скважины.

Хорошо зарабатывают также и некоторые другие жёны – ростовского губернатора Василия Голубева (54,2 млн рублей), главы Якутии Айсена Николаева (48 млн рублей), ивановского Станислава Воскресенского (44,7 млн рублей).

Независимые дамы: «Сама себе хозяйка»
К указанной категории отнесли всего четыре губернаторские жены. Они в некотором смысле похожи на «деловых», но суть немножко иная. Как посчитали эксперты, разница в том, что эти дамы опираются на собственные достижения, стараясь даже дистанцироваться от влиятельных супругов.

Среди них – уже упоминавшаяся выше жена главы Якутии Айсена Николаева Людмила, которая трудится финансистом в «Алмазэргиенбанке» (хотя учреждение принадлежит на 80 процентов Минимущества республики, а обслуживает счета крупных госкомпаний, в том числе «Алросы»; так что независимость от мужа-губернатора, прямо скажем, условная), а также Елена Парфенчикова (Карелия) и Ирина Дрозденко (Ленинградская область).

Когда жена губернатора зарабатывает больше, чем муж, мы видим, что реакция населения зависит больше от того, насколько сильный образ у самого губернатора, и что считают люди его полезным,– объясняет Евгений Минченко.

За аккаунтами жён в соцсетях губернаторам приказано следить
Некоторые супруги обращают на себя внимание не огромными доходами, что, понятно, зачастую вызывает «народные волнения» – или, во всяком случае, бурные обсуждения, а публикациями в соцсетях.

Как это делает, например, супруга главы Башкирии Каринэ Хабирова. Она вообще-то врач-ортодонт по специальности, познакомилась с будущим мужем в Москве, на одном официальном мероприятии. И теперь регулярно информирует подписчиков о событиях, происходящих в её жизни, делится впечатлениями, даже сопровождает Радия Хабирова в деловых поездках, посещает с ним музеи и театры.

Случаев демонстрации «сверхпотребления» губернаторскими жёнами в соцсетях не так много, – отмечает Минченко. – Тем более было достаточно жёсткое указание со стороны администрации президента, чтобы губернаторы следили за соцсетями своих семей – не только жён, но и детей, чтобы не было ничего подобного. И за этим следят и Центры управления регионами.

Кстати, специалисты обратили внимание на любопытную деталь. Если до начала специальной военной операции (СВО) отмечался пусть и не сильно выраженный, но всё-таки тренд на повышение публичности супруг высших должностных лиц (с ростом числа подписчиков, реакцией в СМИ), то в последние месяцы наблюдается затухание наметившейся тенденции. То есть происходит фактическое снижение публичности супруг руководителей ряда регионов.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...